Для вас открылись мобильные номера (099) 791-95-05, (063) 401-57-01, по которым вы сможете круглосуточно получить анонимную консультацию по поводу лечения наркомании в клинике доктора Василенко.

Задать вопрос

Имя*

Телефон

Email*

Сообщение*

Введите проверочный код*

  • Бихевиоральная терапия
  • Бихевиоральная, или поведенческая терапия основана на идее того, что неадекватные формы поведения могут быть устранены путем принятия новых здоровых форм. Основная идея состоит в том, что человек должен выбрать манеру поведения,
  • читать далее
  • Главным условием
    для приема в клинику является искреннее желание пациента избавиться от наркозависимости навсегда.

    Лечение проводится стационарно в течение
    4-6 недель.
  • Клиника работает в режиме открытых дверей. Все лечение включает в себя несколько этапов:
    • ликвидация физической зависимости
    • ликвидация психической зависимости
    • реабилитация, восстановление личности
    • биологическое кодирование

Лечение наркомании в Украине

Василенко В.И.

Василенко В. И.

Врач, психиатр, психотерапевт, нарколог высшей категории

Никто не знает момент, когда человек решается попробовать наркотик: одни по глупости, копируя других, другие сознательно, из малодушия, стараясь уйти от проблем и боли. До этого у каждого из них еще был выбор, после – только тупик, приводящий к смерти самого наркомана, а своими метастазами убивающий своих близких: мать, ребенка, родных.

Запорожский центр лечения наркозависимости доктора Василенко В.И. предоставляет комплексную помощь в лечении и последующей реабилитации людей, попавших в сложную жизненную ситуацию в результате употребления наркотических веществ.

Потенциальным клиентам клиники, родственникам или сопровождающим лицам предоставляется полная информация о методах лечения наркомании и условиях пребывания в клинике.

"Наркомана вылечить можно! В процессе лечения из сознания наркомана полностью раз и навсегда вычеркивается желание употреблять наркотик, закладывается устойчивое неприятие наркотика: наркотик – боль, страдание, смерть".

  • Признаки коморбидности в наркомании
  • Коморбидность – дополнительное клиническое заболевание, которое самостоятельно появляется и со-существует с текущим заболеванием. Наряду с наркоманией и алкоголизмом часто развиваются психические
  • читать далее

Социальный проект "Нет наркотикам"

  • Найдите нас в
  • Бихевиоральная терапия
  • Бихевиоральная, или поведенческая терапия основана на идее того, что неадекватные формы поведения могут быть устранены путем принятия новых здоровых форм. Основная идея состоит в том, что человек должен выбрать манеру поведения,
  • читать далее

Социальный проект "Нет наркотикам"

  • Найдите нас в
  • Сопутствующие заболевания
  • Помощь любимому человеку, у которого поставлен двойной диагноз наркомании (алкоголизма) и сопутствующего психического заболевания, может казаться похожей на американские горки. Нежелание лечиться делает процесс трудным и
  • читать далее

Отзывы наших пациентов

  • Сопутствующие заболевания
  • Помощь любимому человеку, у которого поставлен двойной диагноз наркомании (алкоголизма) и сопутствующего психического заболевания, может казаться похожей на американские горки. Нежелание лечиться делает процесс трудным и
  • читать далее
  • Нона

    … мне было 15 лет, ему 17. Это была любовь с первого взгляда. Он красиво играл на гитаре, я слушала. Мы клялись друг другу в вечной любви, он сказал, что пойдет за мной на край света. Ему было 20 лет, мне 18, наконец-то мы стали мужем и женой. Мы были на седьмом небе от счастья, нам легко было идти друг с другом по жизни. Наша любовь помогала преодолевать все трудности, которые встречались на пути. Все наши мечты стали сбываться. У нас родилось двое сыновей!

    17.10.2014читать далее

  • Сергей

    Посвящаю этот отзыв уже бывшего наркомана всем докторам клиники. Совершивши большую ошибку в своей жизни, я уже не ожидал, что мне могут помочь мои лечащие врачи. Я употреблял наркотики 17 лет, лечился в клиниках г. Николаева, но это помогало лишь спрыгивать на небольшой срок. О центре доктора Василенко В. И. я узнал еще лет 8 назад. Но, наверно, еще не был готов лечиться. Все думал, что я не такой, что возьму и сам брошу.

    15.10.2014читать далее

  • София

    Мы приехали к Вам в клинику, чтобы Вы спасли моего сына и меня. Мой сын наркозависим уже много лет, в этом кошмаре, в этом аду нет уже больше сил жить. В душе сильная боль и страх потерять сына. Я не знала, что мне делать, просила его, молила, чтобы он бросил колоться, он обещал, но я видела, что ничего не получается. Возила его по другим наркологическим клиникам и диспансерам с надеждой, что его вылечат. Но после окончания лечения, я поняла, что там просто сбивают дозу.

    01.10. 2014читать далее

  • Анжела

    Я Анжела из Винницы, приехала с мужем на лечение от наркотической зависимости, семья наша была на грани развода из-за постоянных ссор и лжи. Мой муж не хотел жить, видеть и признавать зависимость от наркотиков. От людей услышала о больнице в Запорожье, предложила мужу надежду и выход из этой беды, которая с ним творилась. Он решил попробовать.

    16.08.2014читать далее

  • Ольга

    Исповедь сестры наркомана. Хочу сказать, что нас в семье у матери было двенадцать, из них семь братьев, из которых Руслан – самый младший. К большому сожалению шестеро братьев умерли от наркотиков, не дожив до 25 лет. Когда мама умерла, Руслану было 7 лет. Я в семье была старшей, и пыталась заменить ему маму. Он был послушным мальчиком и рос вместе с моими детьми. В то время все шесть его старших братьев кололись, и когда я получила новость о том, что старший брат умер – это был настоящий удар. В то время я жила в Луганске, а они в Макеевке.

    15.08.2014читать далее

  • Алина

    Всем наркозависимым, кто хочет излечиться, без сожаления, сомнения приезжайте в центр Василенко. Меня зовут Алина, я не верила в победу над наркотиком, в возвращение моей семьи, детей, мужа. Я приехала сюда без надежд. Прошел месяц, я независима от алкоголя, наркотиков не только физически, но и психологически. Я начала жить в свои 32 года, ощущать эмоции, вкусы, начала любить жизнь.

    11.08.2014читать далее

  • Дарья

    Уважаемый Виталий Иванович! Спасибо за все, а самое главное - спасибо Вам за возвращение меня к жизни (к полноценной жизни), которая сопровождается радостью, любовью, различными эмоциями. Я изначально не сильно верила, будем говорить, в исцеление, потому что была уже равнодушна к жизни, не боялась смерти (я осознавала, что жить мне осталось 2-3 месяца, и я к этому была готова).

    10.08.2014читать далее

  • Павел

    - Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста, расскажите о себе… - Меня зовут Павел, я из Запорожской области. О себе? Ну начал принимать наркотики давно, начал с трамадола еще как приехал учиться в Запорожье, потом алкоголь пошел, когда трамадол закончился. Потом устроился на шахту и начал пить. Потом выпивка прошла, и начались тяжелые наркотики. Друг дал попробовать винт, я его выпил, потом винта не было, пришлось уколоться ширкой, ну и поехало. В моем городе продавали в открытую, мне надо было ширки до 10 кубов в день.

    читать далее

Как поступить в наш центр?

Пресса о нас

  • Преодолей себя

    Только отчаянное желание жить заставляет человека сделать тот единственно правильный шаг, который и возвращает его к живущим.

    Эта история ничем не отличается от историй многих молодых людей, которые не смогли преодолеть сложности повседневной жизни и решили уйти от проблем с помощью наркотиков в мир иллюзий, страха и боли.

    Читая или слыша о наркотиках и наркоманах, большинство из нас и мысли не допускают, что это может случиться с ним самим или его близкими. Андрей вырос в семье преподавателей. Благополучная семья, школа, спорт – ничего не предвещало того, что он может стать наркоманом. Да и кто бы мог подумать, что способный парень, спортсмен, объездивший к 15 годам весь Советский Союз, вдруг станет наркоманом. Сначала все казалось шуткой, но в какой-то момент он вдруг понял - пути назад нет: десять лет употребления наркотиков поставили его на грань – либо переломить себя, либо умереть. Тогда, в эти страшные дни, жена Андрея привела его на прием к доктору Василенко В.И., который ему сказал: «Если ты сам по-настоящему хочешь избавиться от этой дряни, я тебе помогу. Если нет, тебе уже никто и ничто не поможет, можешь идти и умирать, ждать осталось недолго». Андрей выбрал жизнь.

    газета «Будь здоров!», февраль, 1999 год Подробнее

  • Курение - проблема, с которой может справиться любой

    Лечение на выбор: иголки, пластыри или леденцы.

    Мода на курение давно прошла, а привычка осталась. По статистике, Украина занимает первое место по количеству курящих мужчин. Также общее число курильщиков среди населения трудоспособного возраста достигает критической отметки, порядка 19 млн человек, что составляет 40% людей, возраст которых превысил 15 лет.

    Доказано, что 25% болезней, приводящих к преждевременной смерти, прямо или косвенно связаны с курением. Что такое табакокурение - зависимость или пристрастие, превратившееся в повседневный ритуал? Люди, которые «дымят по праздникам», считаются курильщиками? Ответы на эти вопросы и многое другое, вы, дорогие читатели, узнаете от директора наркологического центра города Запорожья, Виталия Ивановича Василенко.

    Виталий Иванович Василенко

    Табакокурение - привычка или зависимость?

    -Бросить курить легко, - уверяет доктор Василенко. - Конечно, проблема табакокурения - очень древняя. И в мире сегодня, к сожалению, аудитория курящих охватывает людей от мала до велика. Чаще всего курение в наркологии определяют как «малую наркоманию».

    -Виталий Иванович, расскажите, действительно ли курение можно с полной уверенностью назвать зависимостью, которая требует клинического лечения?

    -В данной проблеме действительно присутствует абстинентный синдром или как его еще называют «синдромомотмены» {группа симптомов различного сочетания и степени тяжести, возникающих при полном прекращении курения, - прим. автора), психологическая зависимость и в какой-то, степени физическая, что характеризует наркотическую зависимость. Но существует и другая точка зрения: причиной табакокурения является привычка, ритуал - занять руки, сделать «перекур», чтобы отдохнуть (хотя это ложное представление об отдыхе). Я - сам бывший курильщик с большим стажем. Все доктора в моей клинике тоже раньше курили. Но мы все бросили тратить время, здоровье и силы на привычный ритуал самостоятельно.

    -Вы проводите терапию людям по избавлению от никотиновой зависимости?

    -Раньше я занимался лечением этой привычки: вводил в транс, воздействовал гипнозом, вызывал удушья. Потом я перестал этим заниматься принципиально, так как мое глубокое убеждение заключается в том, что табакокурение - проблема, с которой может справиться любой! Достаточно провести беседу, и курильщик перестает быть зависимым от ежедневного ритуала, превратившегося во всю его жизнь.

    -Виталий Иванович, поделитесь своим опытом посткурения.

    -По прошествии некоторого времени, я начал анализировать свои ощущения. Я понял, что, по сути, синдром от мены, так называемый никотиновый голод, проявляется настолько слабо и мяг¬ко, что занимает всего лишь несколько минут - 2 -3. Знаете, назвать его «абстиненцией» можно с натяжкой! Обычно через 3-5 дней ее уже нет. Сам ритуал, привычка, к сожалению, сохраняется довольно долго. Но человек всегда может себя контролировать, ведь он -это не животное! Пусть курильщик спрашивает себя: «Я тянусь к сигарете, потому что мне хочется вдохнуть сигаретный дым или же по привычке? Самый частый ответ прозвучит: «По привычке!» И когда я бросил курить, поймал себя на мысли, что перестал откашливаться, не сразу, конечно, а через полгода. У меня появилось интересное ощущение - я начал улавливать запахи: юности, детства, тающего снега, весны... Это прекрасно! Из-за сигареты я их не чувствовал, запах и вкус еды - не исключение. У курящих людей притупляется обоняние, осязание, вкус. В настоящее время мне противно, когда кто-то рядом курит, неприятно оттого что действительно дым смердит, потом дурно пахнут одежда, волосы.

    Мифы и возрастные причины возникновения тяги к сигарете

    -С какими ошибочными мнениями о сигаретах Вы сталкивались?

    -Точка зрения, что сигарета успокаивает или стимулирует - ошибочна. Нет ничего такого! Папироса, сама по себе,подобна препарату с отрицательным сосудосуживающим эффектом. Она же обладает массой последствий. В первую очередь, это постоянное воздействие на сосуды мозга, сердца. До определенного возраста курильщик не попадает в группу риска погибнуть от сердечнососудистых заболеваний. Но уже после 50-ти лет человек реально оказывается в зоне риска, как бы ни была защищена сигарета: фильтром, уровнем легкости... но канцерогены и смолы в ней есть!

    -На Ваш взгляд, почему люди в зрелом возрасте начинают курить?

    -Взрослые закуривают либо из ложного убеждения, что сигарета снимает стресс, либо из подражания. Влияющим фактором может стать окружающая среда, где все курят, т.е. по причине нежелания выделяться, но опять же - все это составная часть больше привычки, нежели зависимости. Хочу добавить, что в пожилом возрасте редко кто начинает курить. Кстати, подростки - категория, которая хочет все испытать, поэтому большинство курильщиков в зрелом возрасте начали свой ритуал, будучи юнцами. Потом они - больше внушаемы и копируют друг друга. Для молодежи имеет большое значение, когда на экранах показывают молодого героя, сильного, который курит, чтобы спастись от переживаний. Конечно, подросток начнет ему подражать! Если бы нашелся сверстник - лидер: сильный, здоровый, спортсмен, то дети потянулись бы к нему, а не к сигарете.

    Замечу, что обычно люди курят до определенного возраста. За границей многие бросают эту привычку, когда подходит возраст группы риска. Следовательно, бросить реально любому! Это не то «заболевание», которое требует радикальных мер. Просто курильщик должен знать: куришь, значит, есть реальная угроза погибнуть от инсульта или инфаркта, стать просто калекой, под себя мочиться, оправляться, стать ущербным человеком. Или же разовьется онкология. Мы же и так живем в среде действительно экологически неблагополучной, где много канцерогенов и вредных веществ. Если еще добавлять ядов в себя, активно стимулировать появление атипичных клеток, я считаю подобное преступлением.

    - Виталий Иванович, люди, которые курят от случая к случаю (раз в месяц, за компанию и прочее), считают себя некурящими. Можете это подтвердить или опровергнуть?

    -Нельзя сказать: «я курю раз в месяц, поэтому я - не курильщик». Нет, курильщик! Психологическая зависимость здесь присутствует, и рано или поздно этот ритуал в какой-то среде или обстановке переходит в регулярный.

    - Страх может служить сопутствующим фактором, почему человек не может бросить курить?

    - Скорее, бытуют ошибочная точка зрения и миф, что, бросив курить, обязательно потолстеешь (это из страха) или крайне тяжело перенесешь разрыв с сигаретой. Ожирение еще ни у кого не наступало, и тем более сигарета еще не помогала при сжигании жиров. Курение еще не помогло при стрессах. Так как действенней снять напряжение можно, отжавшись от пола 10 раз или приседанием - раз 50, что окажется намного эффективней, чем сигарета. При физических нагрузках напряжение реально снимается. Альтернативный вариант - отправиться на пробежку. Но, вы же понимаете, что здесь нужно усилие, необходимо потрудиться, а закурить проще.

    - Правда ли то, что сила воли не имеет никакого отношения к тому, чтобы бросить курить?

    -Да, сила воли здесь ни при чем! Потребуются мотивация и сильное желание. Слабый человек может курить, но с тем же успехом и бросить. Одинаково может бросить курить и сильный, и слабый! Недостатки дурной привычки и эффект здорового образа жизни

    - Расскажите о последствиях сигаретного ритуала.

    - У всех курильщиков в 100% случаев присутствует бронхит курильщика. Накапливается мокрота, зачастую дурно пахнущая. Если кто-то хочет вести здоровый образ жизни, заниматься спортом, у него не получится, человек будет задыхаться. Если курильщик хочет быть здоровее, с сигаретой ничего этого не случится. Никотин все равно поступает в организм, воздействуя на сосуды. Сердечно-сосудистые заболевания в мировой статистике являются номером первым по смертности: инсульты и инфаркты. Следующее - канцерогены и смолы, попадающие в организм, приводят к изменению клетки и появлению атипичных раковых клеток, приводящих к опухоли.

    -За какой период организм восстанавливается после того, как человек победил сигаретную привычку, и как это сделать?

    -Кашля уже не будет через 3-6 месяцев. В такой же срок очистятся рецепторы. Человек почувствует себя значительно лучше физически, дышать станет легче. В первые три дня абстиненции, ставятся иголки, которые изменяют запах дыма. Он становится неприятным, металлическим. Но иглорефлексотерапия применяется с учетом, что все-таки какая-то зависимость есть. Можно в этот промежуток заменить сигарету пластырем. Но только на первые три дня. Или же пробовать жвачки, конфеты. Но это не должно стать взаимозаменяющей привычкой, так как переходить от одной привычки к другой - глупo. Некоторые пациенты бросают после одной беседы. Поэтому повторяю, табакокурение -привычка, ритуал, то, с чем справится каждый человек, независимо от возраста!

    Метод избавления от тягостного ритуала

    - Что для этого нужно?

    -Поставить себе цель и создать твердое убеждение «Я хочу бросить!» и заменить привычный жест с сигаретой чем угодно: конфетами, жвачками... При этом каждый раз, когда «захочется» покурить, задавать себе вопрос: «Я действительно этого хочу?» Через какое-то время мнимая тяга уйдет. Если человек все-таки решился бросить, то он не должен нарушать свое намерение.Первый шаг - определить мотивацию, время, когда бросаешь.Привычка курить и запах - неприятны, и окружающие просят не курить, дома для окружающих - это лишнее неудобство. Тогда происходит осознание, что сигарета тебе вредит, мешает. Ты решаешь и назначаешь себе определенный день.

    Второй шаг - сам процесс. 6 часов не куришь, ставишь иголки, и ты уже не куришь. И главное, бросать нужно резко. Плавное схождение количества сигарет на нет - все равно приводит к тому, что человек продолжает курить. Точно так же, как и алкоголь, и наркотик. Либо бросаешь, либо продолжаешь. Все!

    -Виталий Иванович, объясните, что такое «мотивация», и приведите примеры, пожалуйста.

    - Мотивации – это желания:

    1. Чувствовать себя свободным. Табакокурение – это хоть и маленькая, но уже несвобода, а человек должен быть во всем свободен!

    2.Чувствовать себя здоровее!

    З.Повысить самооценку. Лишний раз доказать себе, что «я могу», «у меня получается», «у меня есть характер».

    4.Реально осознать, что ты себе наносишь вред, притом весьма ощутимый.

    Социальная реклама: какая она должна быть?

    - Каким способом нужно пропагандировать здоровый образ жизни и нужно ли отучать людей от «соски»?

    - Как нарколог, скажу, возводить в культ проблему курения не нужно. Вот наркоманию и алкоголизм - да. Здесь нужны радикальные, жесткие методы. Это проблема. Что касается социальной рекламы, то я - сторонник шокирующих рекламных акций. Они тоже иногда срабатывают. Все зависит от психологии и характера человека. Нужно говорить о рисках инсультов и инфарктов, которые по процентному соотношению выше у курящих людей, риск онкологии - тоже, чего ж тут врать! К тому же, я убежден, если навязывать, что курить - это модно и круто, -бросят!

    Я - приверженец того, чтобы курение в общественных местах запретили. Я - за это!

    ПАССИВНОЕ КУРЕНИЕ ПРИНОСИТ ВРЕД НИЧУТЬ НЕ МЕНЬШЕ! 

    Тем паче, если человек вообще не курил, вдыхать и ощущать этот дым-смрад крайне неприятно.

    К слову, слушая радио, обращаю внимание на то, сколько песен о любви, в которых чувство сравнивают то с героином, то с наркотиком. Это подсознательно откладывается в голове и рано или поздно может сработать. Раньше же говорили: «от любви летаешь», «готов умереть от любви». Но к сожалению, сейчас пропагандируют другое...Причем песня-то не одна, что говорит о постоянном программировании человека на подсознательном уровне.

    Сейчас недостаточно рекламы, например, о вреде наркотиков. Представьте, люди, зависимые от наркотических препаратов, умирают молодыми. Пожилых среди них - нет, зрелых - тоже. Многие не успевают ни родителями стать, ни добиться чего-то в жизни, и счастья никому не приносят. Вот такое нужно рекламировать со слоганом: «Да, ты умрешь молодым и взрослым не станешь!». Выбирай: если наркотик, уйдешь из жизни, тебя похоронит мать. Но по неизвестным причинам, считают, что такая реклама будет плохо восприниматься. Получается, что употреблять наркотик - не плохо и песни петь тоже не плохо. Я не считаю, что табакокурение - страшная проблема, наркотики и алкоголь - сложнее. О них кричать нужно на каждом углу: «Ты не повзрослеешь!» «Ты никогда не станешь мудрым!» «Ты никогда не подержишь внука своего и даже ребенка!»

    Рекомендация всем курильщикам

    - Что можете посоветовать нашим читателям?

    - Запомните, сигареты ничего не решают. Еще при СССР были придуманы постоянные «перекуры» с целью передохнуть, но сделать паузу можно и по-другому: без сигареты, просто пообщаться и насладиться свежим воздухом. Понятие - миф «перекур» поддерживают до сих пор. Обратите внимание на то, что многие курят для того, чтобы скрыть свою глупость, незнание и неумение поддержать беседу без папиросы, по причине комплексов, особенно в молодом возрасте. Нужно ж о чем-то говорить! Сигарета - иллюзия того, что ты участвуешь в жизни и ты причастен к беседе! В своей практике такое я встречал очень часто. Осознайте, что табакокурение - не зависимость, а ритуал и всего лишь дурная привычка. Так называемый сосательный рефлекс, который мы поддерживаем и который наблюдается у младенцев, но у взрослого человека его не должно быть. По сути, сигарета - это соска. Не пора ли нам взрослеть?

    Подытожив, можно сказать, что у кого наблюдается зависимость, на первых порах такому человеку нужно применять заменители: иглорефлексотерапию, пластыри. А тем, кто просто привык держать соску во рту, нужно решиться и не курить. Сказать себе: «Я бросил! Все, хватит!»

    Беседовала Эрика Аджайа

    НАШУМЕВШИЙ ПРИМЕР

    В то время, когда на наших просторах появлялась первая реклама импортных сигарет, например, «Ковбой Мальборо», в ней снимался голливудский актер второго плана. Он заключил контракт с концерном «Филип Морисс» по рекламированию сигарет, везде с ними появлялся, в образе сильного мужественного мужчины. В результате ему поздно поставили диагноз рак легкого, неоперабельный. Еще будучи живым, актер записал обращение к гражданам США, которое запустили по государственным каналам Америки после его смерти. Где он открыто обвинял и себя в собственной глупости, и концерн, который все-таки навязал этот стиль жизни. И как человек, который уходит из жизни, он осознавал, что дни его сочтены, шансов выжить нет, он погибает и всего лишь из - за этой маленькой ничтожной сигареты!!! Без какого-то лечения, тысячи американцев бросили курить легко. Без «опухания ушей», как бытует мнение среди людей.

     

     

     

     

    газета “Ваш доктор” №43, 24 октября 2013 Подробнее

  • Бывших наркоманов не бывает? (ч.1)

    Во всем мире наркоманы борются с зависимостью поразному: обращаются к Богу, в анонимные центры, государственные и частные клиники. Врачи и пациенты заявляют единогласно: "Наркомания не приговор".

    От травы до трамадола

    Даниил 7 лет употреблял нар­котики. Курить траву начал с 7 класса: увидел новый мир, в ко­тором все блестело, было так легко и приятно, чувства обо­стрялись, появлялось ощущение счастья. Косяка за 5 грн хвата­ло на 3-4 человека. Парень не бывал полностью трезвым даже 3-х дней: либо пил, либо курил траву, либо принимал наркоти­ки.

    Когда учился в одном из за­порожских вузов на менеджера, в продаже появился трамадол -доступно и дешево.

    На переменах бегал на рынок -там 2 ряда торговали трамадолом (5 грн), и кетамином (1,5 грн). Учеба не ладилась: 10 посещений за год, 3 раза отчисляли. «Помню, решил с понедельника начать но­вую жизнь - пришел на 8.00, полпары высидел кое-как, и - в бар». «Каждодневный моцион» его составлял 3-4 бутылки пива до обеда, и трава - на большой перемене.

    Как и многие другие, Данил не знал, что трамадол опасен: “Услышал, что появились классные таблетки. Начал с 10 штук за раз. Это много, обычно с 3 начинают. Поначалу “глотал” 1-2 раза в неделю, потом каждый день”. Родители не замечали наркотического опьянения, так как парень постоянно пропадал на улице, он отгородился от общества, любые разговоры на эту тему воспринимал в штыки. “Еще в школе, когда мы нюхали клей, я выносил из дому полиэтиленовые пакеты. Мама чувствовала, что он меня разит клеем, боролась с этим оригинально - в новых пакетах делала дырочки”.

    Попытки бросить

    Данил говорит, что осознавал всю серьезность ситуации: “Я же не глупый совсем, понимал, что наркоман, еще когда курил траву”. Парень пытался бросить. Как-то он с другом поспорил на 20 грн, что оба не будут курить траву неделю: “2 дня еле продержались и сдались, решили, что никто никому ничего не должен. А на эти 20 грн купили травы”. Потом Данил снова пытался бороться, но ничего не получалось, навязчивая идея не отпускала, и он снова ехал за дозой.

    Родители чувствовали, догадывались, но узнали наверняка, когда стаж употребления был уже 4 года. Однажды парень вернулся с гулек пьяный: “В компании к кетамину относились неуважительно, и я пытался скрыть, что употребляю, поэтому делал инъекции дома. В тот день сделал и сразу вырубился. Может, даже сделал два раза - бывает, забываешь, что укололся, и делаешь повторно”. Мама увидела сына в бессознательном состоянии, рядом шприц. Она кричала, плакала, а ему все равно: “Я был каменным. Никаких эмоций- ни жалости, ни сострадания». В то, что лечение зависимо­сти эффективно, Даниил не ве­рил, но согласился пойти в Центр анонимных наркоманов, услышав, что медикаменты из­бавляют от ломки. В 23 года родители привели парня ле­читься. 2000 гривен - сто­имость 12-шаговой программы, первым шагом которой было признание бессилия перед проблемой.

    Роковая фраза

    Как-то раз Даниил с другом шли по бульвару Шевченко и по пути встретились им две жен­щины-евангелистки. Одна крик­нула парням вслед: «Бог вас любит!» Друзья посмеялись: «Мы в курсе!» и пошли даль­ше. Но мысль о Боге в голове как-то отложилась. Уже дома Даниил все больше об этом думал и вдруг осознал, что давно потерял свою свободу, дошел до дна:” Существовали только я и наркотик. Родители, друзья - наплевать! Что ОН скажет, то я и сделаю!”. Тогда впервые он мысленно обратился к Богу.

    3 декабря 2004 года - день, когда Данил последний раз употребил траву. Врач-нарколог приезжал домой, выписывал таблетки, ставил капельницу. Первые 2 недели - карантин, 3 раза в неделю “пациенты” встречались в спортзале: “Нам важно было видеть друг друга. Если кто-то начнет употреблять - все заметят, наркоманы сразу “спалят”. Каждую субботу врач и подопечные ходили в сауну. Такая “групповая терапия” поначалу была эффективна: “Первый раз в сауне надышался эвкалипта, легкие прочистились - очень понравилось. Вышел на улицу, закурил, и так противно стало, выбросил сигарету: “Все, не курю!”. Через полчаса я уже пожалел о сказанном, но там собрались такие авторитетные люди, что не хотелось показаться таким, кто не держит слова”.

    Многие сорвались

    Через полтора месяца чувство новизны прошло, и к Данилу начала возвращаться навязчивая идея. Она не была такой сильной как раньше - спорт, общение помогали, пациенты мотивировали друг друга. Но парень чувствовал, что ОНА подкрадывается все ближе и ближе: “Я понимал, что долго не выдержу, вот она на меня “накинется” и я сорвусь”. Так и произошло с остальными, кто был в группе - все сорвались. Данил узнал об этом через несколько лет, встретив бывшего “пациента”.

    Случайность помогла парню вернуться к прежней жизни. В центре Данил взял книгу о том, как вести себя родителям наркоманов и решил подарить ее матери своих друзей - братьев-наркоманов. Он уважал эту женщину и искренне хотел помочь. У нее в гостях была под­руга, которая пригласила пар­ня в церковь «Маран-афа», на 80% состоявшую из бывших наркоманов. Даниил пришел и начал общаться с теми, кто понимал его проблему. Параллельно продолжал терапию в центре. Навязчивая идея вдруг испарилась, парень счи­тает это чудом: «Я просто по­нял, что получил свободу, и не боюсь, что все вернется». Бывший наркоман уверен, что именно вера помогла ему не сорваться, как остальные. Уже 9 лет Даниил живет без нар­котиков: занимается спортом, ходит в походы, в конце года получит диплом магистра по психологии.

    Колоться - это круто?

    Вадик - парень из хорошей семьи: мать - главный инженер предприятия, отец работал на заводе. В 14 лет он начал с травы (5 раз надень), дальше - ширка. Кололись в компании - всем сразу понравилось: “Тогда о вреде наркотиков мы ничего не знали, как и о последствиях”. В 16 лет Вадим получил срок, после драки в нетрезвом состоянии ему дали 5,5 лет. Вернувшись домой в 23 года, снова поехал за дозой: “В моем кругу это было круто, я не скрывал, что колюсь. Каждый день по 2 раза. Это не часто, есть такие что по 4-5 раз колются”. В их компании были также девушки: “Поумирали уже многие. Вот, помню Леночку, красивая очень была. В 33 года умерла от цирроза печени, не смогла бросить. Наркотик опускает - чтобы заработать на дозу, где-то подрабатывала, занималась проституцией. Дочка у нее осталась. Муж ее, тоже наркоман, стал инвалидом. Умер. Последнее время не мог колоться - уже на костылях передвигался”.

    11 раз лежал в наркологии

    Мать Вадика узнала, когда стаж наркомана был 3 года. Когда ширка подорожала, он перешел на трамадол. Начал с 10 таблеток, потом дошел до 4-х пачек в день. Потерял работу - без дозы не мог подняться с постели. “Я возвращался к жизни только тогда, когда принимал. Я думал только о том, где мне “взять” чтобы жить. Вынес из дому бытовую технику, сестра переехала на другую квартиру - спасла от меня вещи”.

    Владик лечился в наркологичском диспансере больше 11 раз. Химическая зависимость проходила, но появлялось сильное беспокойство, апатия, никчемность. “Через 2-3 недели я возвращался к трамадолу: не видел смысла жизни. Приезжал домой, бездельничал, ходил - “тынялся”, встречал друзей: тот принимает, тот колется. И я снова начинал”.

    (окончание в следующем номере). 

    Татьяна Бабенко

    газета “Ваша СУДЬБА” 3 октября 2013 г. Подробнее

  • Бывших наркоманов не бывает? (ч.2)

    Во всем мире наркоманы борются с зависимостью поразному: обращаются к Богу, в анонимные центры, государственные и частные клиники. Врачи и пациенты заявляют единогласно: "Наркомания не приговор".

    Мать покупала наркотики

    Вадим пытался бросать сам, держался день-два и снова клянчил деньги у матери: «Я обещал, что это - последний раз, что буду лечиться. Обещал все на свете! И так было не один, и даже не 20 раз». Мать жалела сына и давала деньги. А когда он был не в силах пойти за дозой, ездила сама покупать наркотики. «Сейчас во многих семьях такое происходит, родители жалеют детей, дают деньги, не понимая, что только усугубляют ситуацию». Верный друг наркомании - алкоголизм - за ночь парень пил по 15-16 литров крепкого пива. Соседи часто вызывали милицию - дебоширил, валялся на лавочках.

    5 месяцев парень продержался в Центре анонимных наркоманов: спорт, сауна, рыбалка. Появилось желание жить, надежды на будущее. «Но потом как-то случайно я решил снова попробовать, подумал, что 1 раз ничего не будет. И после этого все по новой - снова принимал каждый день. Я перестал ходить к ним - отпало желание».

    Через полтора месяца чувтсво новизны прошло, и к Данилу начала возвращаться навязчивая идея. Она не была такой сильной как раньше - спорт, общение помогали, пациенты мотивировали друг друга. Но парень чувствовал, что ОНА подкрадывается все ближе и ближе: “Я понимал, что долго не выдержу, вот она на меня “накинется” и я сорвусь”. Так и произошло с остальными, кто был в группе - все сорвались. Данил узнал об этом через несколько лет, встретив бывшего “пациента”.

    Как-то раз Даниил «затащил» Вадика в церковь: «Я был поражен, встретив бывших друзей - «авторитетов» своего района, тех, с кем делил косяк и стакан. Я видел, как они скитались на улице, опустились так низко, что надежды на будущее не было. А теперь у них были жены, дети, хорошая работа, а главное - живые глаза, а не пустота во взгляде, как у меня».

    Увиденное настолько поразило Вадима, что он не мог больше вернуться к наркотикам. Он поверил в себя, обратился к Богу за помощью. Парень самоизолировался - месяц жил на даче, боролся с тягой к наркотику, молился. «На даче нарвал в коробку травы, долго ее сушил, думал: дома буду курить иногда. Но что-то со мной произошло, приехал и выкинул в унитаз».

    Уже 5 лет Вадик живет нормальной жизнью, у него есть жена и ребенок, хорошая работа. «Я не пью, не курю, не общаюсь с бывшими друзьями. Когда на работе зовут на праздник выпить, не иду: а зачем? Мне это не интересно, могу дома выпить бокал шампанского». Соседи до сих пор в шоке, что наркоман с 9-летним стажем смог сам бросить. «Я НЕ могу сорваться. ПОТОМУ что я не на крючке. Я свободен!»

    Методики лечения

    В Запорожье, кроме государственного наркодиспансера, много частных клиник и врачей-наркологов. У каждого из них свои методики лечения наркозависимых. Врач-нарколог Сергей Кузьменко уверен, что эффективно комплексное лечение: детоксикация, ввод препаратов, подавляющих тягу к наркотикам, психологическое воздействие, реабилитация. Лучше лечиться вне дома - всегда в специализированных учреждениях, государственных или частных. Минимум - 21 день: «Но за такой срок наркомания не лечится. Все зависит от индивидуальных особенностей организма и стажа приема наркотиков. Психотерапевтические комплексы могут длиться даже год, чтобы поддержать человека, не дать ему снова уйти в пропасть, продлить ремиссию, и, желательно, сделать ее пожизненной».

    Виталий Василенко утверждает, что любого наркомана можно полностью излечить. В его частной клинике применяют очень жесткий авторский метод, включающий минимум медикаментов, постоянное психологическое воздействие, сеансы гипноза, европейские и восточные методики (крио, инфракрасная сауна, йога, спортзал, массаж, мануальная и арт-терапия): «Во время сеанса я провожу молниеносный гипноз, ввожу в трансовое состояние. Пациенты испытывают жгучую нестерпимую боль. Они вопят, кричат, плачут, бьются в судорогах. Сеансы с каждым разом все жестче. Пациенты находятся в перенапряжении, они на грани перехода в психическое расстройство. Закладывается стойкая доминанта, что наркотик - это боль, страдание и смерть. Все индивидуально - кому-то нужно 2-3 этапа, другому 3 недели, не больше, потому что разовьется невроз и панический страх не только к наркотикам, а к любой таблетке, шприцу, уколу. А это ненормально».

    Главное - желание

    Врачи-наркологи сходятся во мнении, что без желания пациента лечение бесполезно. Виталий Василенко объясняет: «Я не берусь лечить, если вижу, что он не хочет. По человеку видно: избегает процедур (первые сеансы уже помогают). Если он пришел только избавится от химической зависимости, я возвра­щаю деньги - иди в другие клиники». Ча­стнопрактикующий нарколог Сергей Кузьменко тоже уверен, что эффект бу­дет тогда, когда врач и пациент идут рука об руку: «Медицинская помощь - это пер вый этап, это шанс, который он может спустить в унитаз, либо зацепиться. Есть моменты, зависящие только от пациен­та. Срываются те, кто не выполняет ре­комендации врача: не могут или не хотят»

    Что делать родным, если наркоман отказывается лечиться? Вадик по опы­ту знает, что заставлять - бесполезно: «Родителям нужно «оставить» ребенка: не жалеть, лишить денег, уюта и ком­форта. Наркоман сам захочет излечить­ся, только оказавшись на самом дне, потеряв все». Наркологи частично со­гласны с этим, объясняя, что нужно со­здать такие условия, когда лечение ста­нет единственно возможным вариантом.

    Даже когда наркоман ничего не хочет, все равно есть смысл начать лечение через «не могу». «Нет «не перспективных» пациентов! Есть такой феномен, когда тот, вначале не хотел лечится, прозревает. После первых процедур он уже видит: трава – зеленая, небо синее, какой я был болван!» - говорит Сергей Кузьменко. Семья наркомана также нуждается в лечении, ведь весомая часть ответственности лежит на ней.

    Наркологи уверены, что любой метод борьбы с зависимостью имеет право на жизнь, будь то ле­чение в клинике, самоизоляция или обращение к Богу, ведь это - шанс на спасение. Главное - выполнить 3 условия: сменить место обитания, найти работу, никакого алкоголя.

    Цены

     Конечно, в частной клинике условия не сравнимы с государственной наркологией. В коридо­ре стоят пианино, шкаф с книж­ками, удобные диванчики. Пока я жду доктора Василенко, разносят ужин - пахнут котлетки, к ним рис и салат. Олег из Харьковской обл., один из пациентов, показывает свою комнату: хорошая мебель (2 кровати, стол), холодильник, плаз­менный телевизор, санузел с но­вой сантехникой. Олег рассказы­вает о себе: «Мне 37, стаж при­ема 20 лет. Лечился здесь в про­шлом году, был с женой и ребен­ком. Лечение помогло, иногда про­веряю себя - специально пыта­юсь вспомнить те чувства, удо­вольствие от наркотиков. Не могу! Как будто все стерлось из голо­вы». Лечение в клинике Виталия Василенко обходится от 15 до 30 000 гривен, пребывание обя­зательно с родственником, для ко­торого тоже предусмотрена тера­пия. Сейчас тут 25 пациентов - из Рос­сии, Греции, Канады и других стран: «Я запорожских неохотно беру. Друзья бу­дут постоянно провоцировать, могут при­носить наркотики. Тут же все открыто, свободное передвижение», - объясня­ет Виталий Василенко.

    Лечение у Сергея Кузьменко стоит примерно 10-15 тысяч, если пройти всю программу. Но врач объясняет, что по ценам и времени все индиви­дуально. Есть такие, кто хочет пройти только детоксикацию, дальнейшее ле­чение их не волнует. Это стоит намно­го дешевле.

    В государственных наркологиях лечение проводится согласно принятому в 2006 году Указу № 846 «О мерах по организации ВИЧ/СПИД профилактики и заместительной поддерживающей терапии для потребителей инъекционных наркотиков». Закон основывается на имеющемся международном и отечественном опыте препятствия распространению эпидемии ВИЧ-инфекции/СПИДа. Наркоманам выдают наркотические препараты, а именно метадон с поддерживающей целью, ведь наркоман-метадонщик не испытывает боли при ломке и может работать и существовать в обществе, не стремится воровать и совершать преступления. На самом деле, человек «тихо тает», но финал один - смерть.

    Бывших наркоманов не бывает?

    На одном из форумов в Интернете, бывший наркоман Алексей написал: «Поступал учиться на психолога. Препод сказала мне, что БЫВШИХ наркоманов НЕ БЫВАЮТ, и что героин за четыре года разрушил мой мозг, и восстановлению он не подлежит. Никак не могу найти свое место в этой жизни».  Виталий Василенко уверен, что этот миф придумали наркодилеры: «Им выгодно сказать, что ты уже конченный! Чтобы не пытался бороться и постоянно шла торговля, пока человек не умрет. Вчера в гости приходили пациенты, лечившиеся лет 20 назад. Я спросил их, живы ли те, с кем вы начинали? Все мертвы!»

    К сожалению, у многих эта фраза ра­ботает как программа «наоборот». Дани­ил считает, именно поэтому многие сры­ваются. Его поразили слова одного пар­ня, которого все считали волевым и мо­рально сильным - 4 месяца в завязке. Тот хвастался, насколько осведомлен о вреде и опасности нового наркотика: «Ког­да я в следующий раз сорвусь, этот не буду принимать!» И остальным в центре советовал не пробовать. Даниил был в шоке, услышав это. Проблема в том, что само общество, милиция, и даже некото­рые врачи подпитывают этот миф, а зна­чит программируют наркоманов. Такие как Даниил, Вадик и Олег, а также сотни дру­гих излеченных - живое доказательство, что «бывшие» бывают.

    Бандиты навели порядок

    Возможно ли побороть наркоманию раз и навсегда? Виталий Василенко уверен, что это реально. В его практи­ке есть тому пример: «Лечились кри­минальные авторитеты из Оренбургс­кой области. Выздоровев, они решили бороться с наркотиками, по их поня­тиям, губить юные жизни - грязный бизнес. За одну ночь город избавили от наркотиков - сожгли дома несколь­ких наркодельцов. Целый год в городе было спокойно, дети дома, матери сча­стливы. Но потом все началось опять, когда авторитетов убили. Выходит, все возможно! Нам нужны жесткие законы, в первую очередь для дилеров».

    И врачи, и бывшие наркоманы уве­рены: нужно задействовать все рыча­ги, чтобы война с этим социальным злом была успешно выиграна. Борьба с наркоманией должна быть двухсто­ронней - строгие законы, с одной сто­роны, а с другой, - больше информа­ции, социальная реклама, антинаркоти­ческие молодежные акции, профилак­тические мероприятия. Сергей Кузь­менко рассказывает: «Часто приходят родители, когда есть подозрения, что ребенок сделал первый шаг в этом на­правлении. Мы делаем тестирование (напр., траву можно выявить даже че­рез 2-3 недели после единичного упот­ребления), проводим беседу с подро­стком, ведь на начальном этапе все еще можно изменить». Врач уверен, что профилактика наркомании эффек­тивна, так как среди зависимых, к сча­стью, не так много детей.

    Татьяна Бабенко

     

    газета “Ваша СУДЬБА” 10 октября 2013 г. Подробнее

  • Виталий Василенко: "Мое предназначение - помогать людям"

    Он сломал стереотип, что наркомания — неизлечима. Слава об уникальной методике Виталия Василенко давно вышла за пределы Украины, а количество его пациентов исчисляется тысячами. Большинство из них навсегда избавились от наркотической зависимости.

    Родители —работники искусства: мать — оперная певица, отец-художник., богемная среда. Я занимался рисованием, музыкой, и мне было предопределено стать музыкантом. Все шло очень неплохо. В музыкальной школе мне давали направление в Гнесинку, минуя училище. Но так случилось, что я сломал руку, и поступать уже не поехал. Для родителей это было катастрофой, а я воспринял удар судьбы спокойно. Нельзя сказать, чтобы горел только этим и представлял себя исключительно музыкантом. У меня была масса увлечений. Вообще, по натуре я честолюбивый человек, и если чем-то занимался, то старался быть в этой области лучшим. Эгоцентричный, самолюбивый, за всю жизнь никому никогда не подчинялся, не просил, ни перед кем не унижался, никогда ни от кого не зависел. Помогать - помогал, выручать — выручал. Некоторые считают это высокомерием, но вот такой я по характеру.

    Какая хорошая профессия – помогать людям!

    Рука медленно заживала, было сделано несколько операций. На одной из них я обратил внимание на врача, как он старательно все делал, и подумал: «Какая хорошая профессия — помогать людям!». Так решил поступить в медицинский институт. А ведь в медицинской среде из моих родных никого не было. Я не готовился специально, поступил легко, с первого раза. Учиться было интересно, хотя видел, что материальных перспектив никаких. На каком-то этапе хотел бросить учебу. Всегда был материально независимым, и даже будучи студентом - играл в ресторанах, зарабатывая свои деньги. В институте меня называли «талантливым лентяем». Лекции прогуливал, а потом отрабатывал. По времени мне это было выгодно: три прогулянных пары можно было отработать за пару часов. Если на лекциях могут спросить или не спросить, то здесь всегда нужно отвечать хорошо. Так я экономил время. Психиатрией заинтересовался на последних курсах института, закончил ординатуру. Тогда у меня, молодого амбициозного врача, уже появились идеи, что я могу что-то изменить, продвинуть, сделать.

    Но затем понял, что специальность мало перспективна. Излечить этих людей полностью невозможно. Ремиссии кратковременные, а пациенты всегда возвращаются обратно. Ведь для врача важно видеть результаты своей работы. Такое положение дел и обстановка меня очень угнетала и тяготила. Проработав два года, я разочаровался и ушел из большой психиатрии. Какое-то время работал на «скорой». Эти навыки по спасению жизни людей очень пригодились в дальнейшей работе.

    Это Ваш конек, занимайтесь этим!

    Еще в институте серьезно увлекся гипнозом. У меня это получалось легко и результативно. Преподаватель советовал: «Это Ваш конек, занимайтесь этим». Вернулся в малую психиатрию. В 29 лет я был самым молодым психиатром - наркологом. Тогда не было наркомании, проблемой был алкоголизм. Ко мне приезжали на лечение со всего Советского Союза. Но со временем пришлось уехать на Кавказ, потому что частная практика, которой я занимался, не была разрешена. Денег за лечение никогда не требовал, кто мог, тот и платил. Лечил все равно всех одинаково. Пациенты видели, как я «вкалывал», они получали результат, и были благодарны. Там же на Кавказе я стал заниматься лечением ДЦП (детский церебральный паралич) и последствиями инсультов. Я считаю свои результаты большим достижением. Моя методика лечения не совсем обычная, несколько агрессивная, очень авторитарная. Я проводил жесткий молниеносный гипноз. У меня получалось, были случаи, когда пациенты сразу отбрасывали костыли и палочки. При инсульте пораженные нервы и мышцы не восстанавливаются, но можно задействовать резервные силы организма. Пациенты, которые совершенно не могли себя обслужить, начинали совершать элементарные действия: умываться, расчесываться, ходить без палочки, есть и т.д. Это действительно чудо и достижение. Паралич остается, организм полностью не восстанавливается, но из ущербного человек становится самостоятельным. Тогда я понял, что грубые органические заболевания можно лечить за счет психотерапии и гипноза. Иногда, это дает очень хорошие результаты.

    Работать самостоятельно мне не давали, даже хотел уехать за границу, но тут случилась «перестройка» и появились новые возможности. Так родился наш центр, который специализировался на лечении алкоголизма, а после и наркомании. Двадцать пять лет назад первым моим пациентом-наркоманом стал молодой запорожский парень.

    А в то время считалось, что наркомания неизлечима и заниматься ею не стоит. Но будучи самоуверенным и амбициозным, я просто решил для себя, что точно с этим справлюсь. И справился! Из законченного наркомана этот человек стал хорошим отцом и успешным бизнесменом. И вот тогда я понял, что это не такая страшная и неизлечимая болезнь, и как всякая болезнь поддается лечению. Со временем появлялись новые идеи, метод совершенствовался и был запатентован.

    Коренное отличие нашей наркологической клиники

    Ни для кого не секрет, что наркотическая и алкогольные зависимости представляют из себя не только физическую, но и психическую зависимость. Поэтому лечение наркозависимости должно быть комплексным и основываться на избавлении от двух этих проблем. Существует множество наркологических центров и клиник, которые с успехом преодолевают физическую зависимость. Коренное отличие этой наркологической клиники от всех остальных в том, что там не просто занимаются лечением алкоголизма, игромании и других видов зависимостей, а реально снимают психическую зависимость, гарантированно убирают из психической сферы мышления и памяти, из головы желание употреблять наркотик. Так называемая пациента-«га», «гвоздь», «червь» полностью подавляется, забывается фраза «наркотик ждет».

    Мы знаем, как уничтожить наркоманское «Я». Мы даем возможность родиться второй раз, но это не те роды, которые длятся часами, а это тяжелая работа, которая длится неделями, месяцами. В результате психологического воздействия пациент не сможет вспомнить «кайф», он забудет ощущения «прихода».

    Еще одной особенностью наркологической клиники является то, что здесь не ставится вопрос о ремиссии, о временном воздержании от наркомании и алкоголизма. Лечение наркозависимости проводится, основываясь на основной постулат: «Ты имеешь реальную возможность уехать из центра бывшим наркоманом, здоровым человеком».

    - Я ввожу в сознание пациента мысль не о ремиссии, а об окончательном выздоровлении. Иногда коллеги необдуманно повторяют фразы: «наркотик умеет ждать», «нет бывших наркоманов». Но, если вдуматься и попытаться поискать первопричину, поискать того, кто впервые произнес эти слова – мы считаем, что ответ будет один – это торгаш наркотиком, «барыга», тот кому до самой смерти нужен человек, приносящий деньги, отдающий свою жизнь, честь, совесть.

    Наркотик – это одиночество и постоянное страдание.

    - Когда я только начинал работать с наркозависимыми, само слово «наркотик» употреблялось редко. Сейчас же оно часто используется не только в обиходе, но и даже в песнях: «любовь - наркотик». Вводится в сознание людей, что наркотик это счастье, это что-то хорошее. А на самом деле, наркотик – это одиночество, постоянное страдание, потери, смерти, потому что у наркоманов нет будущего. Они не испытают счастья любви к женщине, к своему ребенку, им не удастся добиться чего-то в жизни. Не будет ничего. Они не слышат, не видят, не замечают. Это люди без сердца, без души, живущие в своем иллюзорном мирке, реально не видя окружающего мира. Им не дано увидеть своих внуков, так как они не доживают до этого возраста.

    Риску подвержены буквально все социальные группы

    Лечение в клинике не из дешевых, но Виталий Иванович не отказывается от, так называемых, «социальных» больных. Не все, кто остро нуждается в лечении, могут его оплатить.

    - Жалко таких людей и иногда я их беру. К сожалению, как показывает жизнь, тенденции к уменьшению числа наркозависимых нет. Еще лет 10-12 назад термин «наркоман» в нашей стране даже для врача-нарколога был в диковинку. Сегодня ситуация в корне иная – наркоманов уже не единицы, имя им – легион. Да и социальный состав заметно изменился: жертвами наркотиков, благодаря неустанной «работе» наркомафии, все чаще становятся не деклассированные элементы, а дети из вполне благополучных, «платежеспособных» семей. Риску подвержены буквально все социальные группы, разница только в качестве и стоимости наркотика. Нужно понимать, что ни у одного человека нет иммунитета от этого. Выбор есть только в том, чтобы употребить или не употребить, а дальше выбора не будет! Крайне важно желание самого пациента избавится от зависимости, без этого результата не будет. С наркотиком сначала ты умираешь в социальной жизни, а потом и в физической.

    Пропаганду борьбы с этим злом необходимо начинать с младших классов школы. Почти все мои знакомые приводили в центр своих детей для того, чтобы показать реальные страдания наркоманов, их гниющие руки и ноги.

    Мои ученики могут больше, чем другие

    - От своих сотрудников я требую не «писанины», а результата. У них европейский уровень и они могут больше, чем могут другие. Результативность их работы очень высокая – 72 -75%. Для нас «срыв» - это не норма, это «ЧП». Хочу, чтобы мои врачи выбросили из головы слово «невозможно». Мы не должны слепо повторять предыдущий опыт, возможно, он не верный, необходимо двигаться вперед. В медицине все открытия случались «вопреки», например, открытие пенициллина.

    Мера ответственности

    - Моя мера ответственности – это оставаться порядочным, искренним человеком, быть добрым и иметь чувство сострадания к людям. Если ты взялся за дело, то выложись до конца и сделай максимально то, что другие сделать, может быть, не смогут.

    Новогодние пожелания

    - Хочу пожелать всем здоровья и никогда в жизни не столкнуться с той проблемой, с которой я работаю.

    журнал “PERSONA” январь-март 2014 Подробнее

  • Путевка в ад...

    Они могли бы служить справочником для новичков, не распознающих под медлительностью опиума одну из самых опасных сторон скорости. Почему великие люди, познавшие при жизни славу, гениальные писатели, творчество которых вошло в наследие мировой культуры, не избежали притягательной силы традиционных наркотиков? Как свидетельствует история, те из них, кто первым отведал дурман, первый и злоупотребил им. Хотя в библейских стихах упоминается о несчастиях, обрушивающихся на согрешивших против неписаных законов умеренности. Однако ничто не смогло помешать распространению наркотиков.

    Чтобы ответить на эти и другие вопросы, я обратился к Виталию Василенко — руководителю Запорожского центра реабилитации наркоманов, врачу-психотерапевту, психиатру-наркологу. За 16 лет существования центра в нем излечилось более тысячи наркоманов. Кроме уникального метода лечения, разработанного Виталием Ивановичем, здесь есть и другая особенность. К врачу Василенко приезжают лечиться по "цепочке" — это когда вылечившийся больной привозит своих близких и знакомых, которых постигло такое же горе. Есть еще одна отличительная черта этого центра. Основными пациентами Запорожского центра являются граждане Израиля, Канады, Греции, Германии, Турции. Словом, врача Василенко знают во всем мире из-за его уникального метода лечения.

    - Известно, что в гробницах фараонов находили пыльцу конопли. Это значит, что наркотические вещества были известны более трех тысяч лет назад. Эти вещества применяли жрецы, чтобы изменить сознание людей. А вот кто первым испробовал наркотические вещества — история умалчивает. Употребляли наркотики потому, что они изменяли не только сознание человека, но и давали чувство эйфории, возможность отключиться от реальности.

    — И только в 1987 году о наркомании как социальном явлении заговорили в нашей стране. Вы не один десяток лет занимаетесь этой проблемой. Неужели до этого у нас не было этого зла?

    - Могу утверждать, что раньше у нас его было мало. Когда же приоткрыли "железный занавес", к нам вместе со свободной демократией проникла и эта беда - наркомания. Республики бывшего Союза были не готовы к такой интервенции наркотических веществ. А наши мальчики и девочки захотели попробовать этого зелья, не зная, что достаточно испробовать наркотик два-три раза, чтобы стать его рабом. Дальше - путевка в ад.

    — Как в развитых странах относятся к наркотикам?

    — Там бытует мнение, что "балуются" наркотиками в основном богатые и обеспеченные люди, которые пресытились жизнью и в наркотиках ищут острых ощущений. А еще употребляют те, кто имеет особые черты характера. Такие личности либо попадают в психиатрические лечебницы, либо употребляют наркотики. А вот, скажем, в Германии, Греции, Израиле применяют заместительный метод лечения. Это когда больным наркоманией дают свободно этот дурман, чтобы они не воровали, не покупали у наркодилеров. Общество там живет по принципу «подыхай, если хочешь, но не мешай нам жить».

    — Как вы относитесь к тому, что имеется свободный доступ к литературе, где описаны методы синтеза наркотических веществ, и каждый желающий в состоянии произвести наркотики самостоятельно?

    — Конечно, это плохо. Но меня больше беспокоит, что некоторые эстрадные группы открыто воспевают наркотики. Хотя в любом правовом государстве это противозаконно. Обратите внимание на российские каналы, телетрансляции из какой-либо вечеринки или дискотеки. Я, как врач-нарколог, вижу, что не только ведущие, но и "звезды" находятся под наркотическим воздействием. Молодежь видит все это и подражает "звезде".

    — Статистика свидетельствует о том, что количество наркозависимых больных увеличивается. В 1985 году в нашей области было зарегистрировано 14° больных, сейчас - около до тысяч. А в Украине эта цифра "зашкалила " за 100-тысячную отметку.

    — Умножьте эту цифру в 6-8 раз - и получится примерная цифра больных. Чтобы одолеть это зло в стране, необходимо принимать радикальные меры на уровне государственной политики. Нужны отделы по борьбе с наркотиками, сотрудники которых были бы порядочными людьми. Это ведь нонсенс, когда сотрудники этих подразделений не только не пытаются бороться с наркобаронами, но и помогают им. Как это происходило до недавнего времени в нашей области.

    — Согласно данным Запорожского фонда по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, ежесуточно в нашей области наркобароны получают более одного миллиона гривен. Может, в этом кроется ответ, почему наши власти так вяло ведут борьбу с наркоманией?

    — Бесспорно, наркотики — прибыльное дело. Однако те, для кого это является бизнесом, не хотят понять, что у них тоже имеются дети, внуки, которые в любой момент могут "сесть на иглу". Страшит и тот факт, что за свою короткую жизнь наркоман привлекает в свои ряды до десятка «новобранцев».

    — Виталий Иванович, зная эту проблему изнутри, не посещают ли вас мысли, что вы боретесь с ветряными мельницами?

    — Сознаюсь, что бывают такие мысли. Но окунаясь каждый раз в конкретную судьбу больного, беседуя с его родителями, вижу в их глазах отчаяние и боль безысходности. От этого, поверьте, мне очень тяжело. Не для красного словца скажу, что мечтаю о том времени, когда останусь без работы как нарколог.

    — Когда приходилось разговаривать с теми, кто избавился от этого зла, с их родителями, они называют вас не иначе как Богом, как человеком, подарившим вторую жизнь.

    — Как врачу мне это приятно, потому что работаю на конечный результат. В этом плане меня тешит самолюбие и сознание того, что здесь, в центре реабилитации, мы можем делать то, что не могут другие. В такие моменты понимаешь, что не зря работаешь.

    — Как рождался ваш уникальный метод лечения?

    — После окончания Запорожского медицинского института отслужил в армии. Затем начал лечить тех, кто страдал после инсульта, занимался больными детским церебральным параличом при помощи стресс-шоковой терапии. Это давало неплохие результаты: парализованный человек по твоей команде и желанию начинает двигать рукой и самостоятельно кушать. Были и такие случаи, когда после стресс-шоковой терапии мои парализованные больные поднимались с колясок и шли без помощи костылей.

    — Мне довелось присутствовать на сеансе шоковой терапии. Честно говоря, это зрелище не для слабонервных. Ведь Вы вводите больных в такое состояние, когда при слове "наркотик" их в буквальном смысле выворачивает наизнанку.

    — Действительно, метод лечения жесткий. Но иначе нельзя. Необходимо жесткое императивное вмешательство в психику больного и внушение мысли, что наркотики — это смерть. Чтобы больной даже в мыслях не допускал возможности хоть когда-нибудь попробовать наркотические вещества. Необходимо учесть, что с каждым больным работаем по индивидуальной схеме. В центре собрался прекрасный коллектив специалистов по различным направлениям медицины. Естественно, сам я не смог бы добиться таких результатов. Если главной целью стресс-шоковой терапии является страх больного перед наркотиками, то, по желанию пациента, окончательную точку в лечении ставим при помощи провокации. Это когда больному вводится специальная сыворотка, которая кодирует от наркотиков на срок от 3 до 6 лет. А чтобы больной знал, что его ожидает в случае принятия хотя бы малой дозы наркотика, проводится провокация. Вводится небольшая доза наркотика, и больной попадает в коматозное состояние. Из него может вывести реанимационная бригада.

    — Больных, которые уже лечились в подобных заведениях других стран, удивляет тот факт, что в центре к ним откосятся с уважением, а на окнах нет решеток, никакой охраны.

    — Лечение — дело добровольное. Приехал — лечись. Третьего не дано. Уважительное отношение к больному — тоже часть метода лечения. Не секрет, что даже сами наркоманы махнули на себя рукой. Мы же пытаемся вернуть им веру в себя. Да, они больные, но не отбросы общества. Поэтому в каждой палате установили цветные телевизоры, произвели везде евроремонт.

    — Кстати, большинству помещений 1-й городской больницы, где находится центр реабилитации, более 100 лет. За ваш счет сделан капитальный ремонт, возведен забор, а больные бесплатно получают обеды с обязательным вторым — мясным блюдом. Во сколько вам обошлась эта благотворительность?

    — Еще Сенека говорил, что ценность добродетели в ней самой. Вот и я получаю истинное удовольствие, когда осознаю, что помог нуждающимся людям, а значит, и любимому городу. Недавно подарил 1-й горбольнице автомобиль "Славута". О капитальном ремонте больницы могу лишь сказать, что было бы легче построить новые помещения.

    — Почему, имея такие положительные результаты лечения, ваш метод не распространяется по всей стране? Как к нему относятся представители официальной медицины?

    — Мой метод — сугубо индивидуален, и здесь учитывается не только моя личность, но и характер. Никакого секрета из этого я не делаю. Предлагаю всем заинтересованным в лечении наркомании гипнозом приходить и перенимать метод. Но, к сожалению, пока ни у кого не получается. Хотя желающие есть. Официальная медицина относится как будто с уважением, хотя и не с любовью. (Смеется.)

    — Помнится, после сеанса суперстресс-шоковой терапии я хотел задать вам пару вопросов, но увидел в глазах смертельную усталость. Как вы восстанавливаетесь после таких сеансов?

    — Нагрузка, конечно, колоссальная. После тяжелого сеанса, бывает, засыпаю только где-то в 4-5 утра. Когда становится невмоготу — еду на дачу. Любуюсь матушкой-природой. Занимаюсь спортом. Люблю поиграть на фортепиано. Ведь было время, когда я долго решался, какую профессию выбрать — музыканта или медика. Все это дает возможность держаться в форме. Не скрою, что за один сеанс суперстресс-шоковой терапии порой теряю до 3 килограмм веса. Поэтому восстанавливаться приходится интенсивно.

    — Судя по пациентам, вас знают во многих странах мира. Не приглашали переехать на постоянное место жительства за границу?

    — Первыми предложили соседи-москвичи. Затем была возможность уехать в Словакию, Германию, Израиль. Однако я, как бы это пафосно ни звучало, - патриот. Хотя в моем понятии родина — это мой дом, мои дети, моя семья. Сознаюсь, что до недавнего времени мне не нравилось, что творилось в нашей стране. Боюсь не сглазить, но есть надежда, что нынешняя власть будет более гуманной, порядочной. Может, тогда проблема борьбы с наркоманией будет решаться более решительно.

     

    Автор Владимир Махинько, специально для "ИТ"

     

    газета "Истеблишмент" Подробнее

  • Наркомания излечима!

    Проблемы, связанные с лавинообразным ростом наркомании в нашей стране, ставят перед государством и обществом множество вопросов.

    Один из наиболее важных - как вернуть к нормальной жизни сотни тысяч тех наших сограждан, кто уже пристрастился к страшному зелью?

    И вообще, возможно ли это?

    ОТВЕТИТЬ на поставленные вопросы не так уж просто. Дело в том, что даже многие из врачей-наркологов - и наших, и зарубежных - считают (хотя вслух этого стараются не произносить), что раз став наркоманом, ты останешься им на всю жизнь. По их мнению, излечиваются лишь единицы (это, скорее, исключение). А для подавляющего большинства медицина в состоянии лишь продлить на какое-то время ремиссию, но не избавить от наркотической зависимости.

    К счастью, такой точки зрения придерживаются не все. Психоневролог и нарколог Виталий Василенко, например, убежден, что наркомания полностью излечима.

    Около двух десятков лет он работает в запорожской горбольнице N 1, и более десяти из них успешно лечит наркоманов - по собственной методе, аналогов которой, пожалуй, нет ни в нашей стране, ни в других государствах.

    К нему приезжают лечиться из разных городов Украины, России, Прибалтики (были даже пациенты из Израиля и Словакии). Хотя он никогда не рекламировал свой метод и до сих пор не рассказывал о нем ни в каких изданиях. Пациенты сами находят Василенко, так как “беспроволочный телеграф” излечившихся наркоманов действует эффективней и быстрей любой рекламы.

    - Толчком для создания собственного метода избавления от наркотической зависимости, - говорит Виталий Иванович, - послужил мой опыт работы с больными, перенесшими инсульт, и больными ДЦП, многим из которых путем сильного психического раздражения и вселения веры в свои силы, удавалось частично восстановить утраченные двигательные функции. Примерно тот же механизм (сильный раздражитель плюс вера в себя) я и решил использовать при лечении наркоманов. Когда 12 лет назад ко мне на прием пришел пациент, который к тому времени уже 5 лет кололся сильнейшими наркотиками, я подумал: “Если даже паралитиков удавалось заставить ходить, то неужто не получится переломить психику наркомана?!” И я решил попытаться.… Теперь тот самый пациент, считавшийся когда-то “безнадежным наркоманом”, уже 12 лет живет нормальной жизнью, окончил институт, имеет свою семью, работу. И какие бы трудности не возникали в его жизни, по крайней мере, о наркотиках он даже не помышляет.… С тех пор у Виталия Ивановича лечились от наркомании уже сотни пациентов. По ходу он дополнял и совершенствовал свою методику, стараясь сделать ее максимально эффективной и универсальной.

    Итак, в чем же суть метода? - ПРЕЖДЕ всего, - говорит Виталий Иванович, - во время первого приема я выясняю, действительно ли пациент хочет избавиться от наркотиков. Искреннее желание навсегда отказаться от отравы - обязательное условие лечения.

    Тех, кто пришел просто “подлечиться” (”омолодиться”, как это они называют, снизить дозу) я вообще не беру!

    Далее проводится соответствующее обследование, чтобы выяснить общее состояние здоровья пациента, после чего он направляется в стационар. Причем, в стационаре он обязательно находится вместе с родителями, или с ближайшими родственниками (жена, муж). Так как это помогает восстановить взаимопонимание, благоприятный психологический климат в семье, что играет немалую роль в успехе лечения.

    Еще одно обязательное условие - размещение пациентов наркоманов только раздельно друг от друга, дабы воспрепятствовать их взаимному общению. Поскольку среди них всегда может найтись хотя бы один “отрицательный лидер”, который будет подбивать принять наркотик. И все лечение пойдет насмарку.

    Но, несмотря на это, а также на известное всем нищенское состояние государственного здравоохранения в целом, в больнице созданы все необходимые условия для лечения наркоманов в соответствии с требованиями методики Василенко.

    СОБСТВЕННО само лечение начинается со снятия физической зависимости от наркотика. Это целый комплекс медицинских препаратов, подобранных индивидуально для каждого больного (выбор лекарств зависит от многих факторов, в том числе от того, какие наркотики употреблял пациент). Данный этап лечения длится 5-6 дней. (Снятие физической зависимости от наркотика для современной медицины – не проблема).

    СЛЕДУЮЩИЙ этап - самый важный: снятие психической зависимости от наркотика (то, что сегодня удается очень немногим и не всегда). - Я это делаю преимущественно с помощью гипноза и эмоционально-стрессовой терапии, то есть супер-стресс-шока, говорит Виталий Василенко.- Это тяжелая процедура, но именно в ней заключается суть всего метода. Моя задача подавить в мозгу центр удовольствия, который связан с наркотиками, и напротив, увязать с этим страшным зельем понятия боли, страха, саморазрушения, смерти. Причем не только увязать, но и закрепить на уровне подсознания.

    Когда пациенту, который находится в гипнотическом трансе, я внушаю, что наркотик - это боль, страх, смерть, он в действительности ощущает нестерпимую боль и страх. Многие кричат, некоторые валятся с ног, теряют сознание. Да, пройти через такое тяжело. Но иначе нельзя. Поскольку только пережитые сильнейшие эмоции могут всколыхнуть сознание и разрушить порочный стереотип мышления наркомана, убежденного, что наркотик - это удовольствие. Хотя на самом деле наркоман принимает очередную дозу не для удовольствия, а для того, чтобы хоть на время избавиться от боли, о которой “кричит” каждая клеточка во время “ломки”. Я же на 180 градусов переворачиваю эти понятия, закрепляя в подсознании пациента, что наркотик - это не избавление от боли, а сама боль и даже смерть…

    ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ этап лечения - реабилитационный, направленный на восстановление функций внутренних органов, половой функции и пр. На этом этапе также проводятся психологические сеансы, массаж, иглотерапия.

    В ЦЕЛОМ полный курс занимает около месяца. В дальнейшем пациенты лишь время от времени приходят к своему врачу для профилактического осмотра и беседы. В первый год достаточно часто. А потом, по мере того, как все более привыкают к нормальной жизни, обзаводятся собственными семьями, - все реже и реже… Конечно, не все наркоманы, пройдя лечение по методу Василенко, избавляются от своей пагубной страсти. Радикально излечивается примерно половина из тех, кто к нему обращается. (Для современной наркологии это очень высокий результат, даже по меркам самых развитых и благополучных стран). Однако реальный шанс предоставляется всем - независимо от “стажа” потребления наркотиков. Лишь бы сам человек захотел этот шанс, возможно последний, использовать.

    Как использовал его, например, 28-летний москвич Игорь М.

    Я встретила его в кабинете Василенко, к которому он приехал на профосмотр. Глядя на этого здоровенного розовощекого парня, с трудом верилось, что всего полтора года назад он был настоящей развалиной и помышлял только об одном - об очередной дозе героина. По словам Игоря, он 6 лет “сидел” на героине, испробовал все виды лечения дважды ездил в реабилитационный центр в Бишкек, несколько раз лежал в московских клиниках, но уже спустя неделю после окончания курса лечения вновь начинал колоться. О методе Василенко узнал от своего друга, бывшего наркомана, и решил приехать в Запорожье. - Я уже полтора года не колюсь, - говорит Игорь, - и никогда не чувствовал себя более счастливым…

     

    газета "Истеблишмент" Подробнее

  • Нет наркотика - нет смерти. И да здравствует любовь!

    Для известного запорожского психотерапевта Виталия Василенко, который уже более 10 лет по своей оригинальной методике излечивает «самых безнадежных» наркоманов, письма-исповеди с выражением благодарности за вновь дарованную жизнь от своих бывших пациентов – не редкость. Они приходят десятками из разных городов и стран. Но два письма, которые мы хотим сегодня опубликовать, имеют для него особую ценность. Две жизни, едва не оборвавшиеся на самом взлете. Две судьбы, которые чудесным образом переплелись, возродив надежду, любовь, счастье...

    Письмо первое

    «...Начинал я, как и большинство: захотелось узнать, какой кайф получают люди от героина. «Только раз, и только попробовать»,- говорил я себе. Ну и попробовал на свою голову.

    С первого раза ожидаемого кайфа не поймал. И знающие люди тут же объяснили: «Не распробовал». Повторил - понравилось. Самое интересное: сначала я только нюхал наркотик и был абсолютно уверен, что никогда не сяду на иглу. Господи, как я ошибался! Уже через два месяца я был рабом иглы. Помню, проснулся утром, руки-ноги ломит, тошнит, весь липкий от пота. Сделал укол - все прошло. Вот тогда-то и понял: я полностью подчинен героину. Нужно спасаться, но как? Я нашел в себе мужество и все рассказал родителям...

    Попал в больницу. Там все вроде хорошо. Но в голове ощущение потребности наркотического кайфа не проходило, напротив, становилось все сильней. Сам себя обманывая, решил: один-единственный, последний раз уколюсь - от этого вновь на иглу не сяду. А оказалось, что больше одного раза и не требуется...

    Опять плен! Один день похож на другой - только героин, он – и отец, и мать, и любимая. Доза все росла, и в результате мне требовалось уже 1 -1,5 грамма в сутки. Родители не узнавали меня, да и я их тоже. Заметил лишь как-то после двухдневного перерыва, что и мать, и отец стали почти совсем седыми. Но все забывалось и теряло смысл, как только я видел порошок и шприц. Я лишился всего: друзей, подруг, уважительного к себе отношения. Я потерял веру в свои силы. Наконец, мы с родителями решили сделать так. Я избавляюсь от физической зависимости, а затем уезжаю - туда, где наркотики будут практически недоступными. Я уехал за границу, в одну из мусульманских стран, где за употребление наркотиков очень строго наказывают. Там я пробыл 4 месяца - к наркотикам и близко не подходил. Но уже через несколько дней после возвращения вновь укололся. И мне стало страшно. Неужели опять? Лучше уж передозироваться и умереть - не мучиться самому и не мучить других.

    В это самое время, на мое счастье, родители и узнали о больнице в Запорожье, где, по словам очевидцев, доктор Василенко просто чудеса творит. Само собой, я уже не верил ни во что - после двух наркоклиник и широко известного наркоцентра. Но мне очень хотелось бросить колоться, и я решил: едем, а там - будь что будет.

    Не буду описывать в подробностях, через что я прошел во время лечения и что ощущал. Скажу только, что молва ничуть не преувеличивает талант доктора Василенко. Уже после первых сеансов гипноза я вдруг отчетливо понял, что наркотики - это не для меня, есть и без них жизнь, и жизнь прекрасная - с истинной, а не мнимой радостью, любовью, дружбой. Я прошел полный курс лечения, и мое сознание очистилось - оно уже не помнит, что такое наркотический кайф. Зато появился непробиваемый блок, который как бы стережет меня, отвергая любой наркотик - от банальной травки до героина.

    В больнице я встретил много ребят с теми же проблемами, что были у меня. Все они вернулись к нормальной жизни. И прежде всего потому, что очень хотели этого. Теперь у меня много новых друзей из разных городов.

    Сейчас я знаю, уверен - назад дороги у меня нет. Ведь это ложный путь - через боль, страдания близких. А человеку, который меня вытащил из смертельного омута, я очень благодарен и со своей стороны обещаю, что постараюсь донести его слова до тех, кто пока еще стоит на ложном пути, но искренне желает вырваться из наркотического ада.»

    Владимир.

    Москва.

     

    Письмо второе

    «Знаете, я мучилась полтора года и думала, что спасения нет. Утром просыпалась и шла воровать (по мелочи, конечно) или выносила что-то из дому на продажу и ехала, как говорится, «раскумариться»...

    Я всегда стремилась быть очень независимым и свободным человеком. Да и наркотики попробовала «для независимости». А оказалось, что растеряла все - и свободу, и гордость, превратившись в зомби, бессловесную рабыню наркотика. На «ширку» я была готова променять и родителей, и друзей, и любовь.

    Я месяцами не жила дома, околачиваясь среди себе подобных. И в редкие минуты просветления чувствовала, что погибаю окончательно, но как спастись, не знала. По примеру многих знакомых думала, что «это» невозможно вылечить, и с наркотиком я повенчана на всю жизнь – очень короткую, ведь наркоманы долго не живут. А так хотелось семьи, детей, нормального человеческого счастья. И очень не хотелось умирать! Это желание и привело меня в Запорожье.

    Врач, который работает здесь в обычной городской больнице и помогает нам, наркоманам, не сделать последний шаг в пропасть, по-моему, имеет дар от природы и от Бога. Спасибо ему за то, что вновь вернул нам человеческий облик и веру в себя.

    Огромную роль в выздоровлении сыграла и та атмосфера благожелательности, понимания, которая царит в больнице. Здесь я встретила много прекрасных людей и очень рада этому.

    Сейчас я абсолютно здорова и считаю, что тот страшный отрезок жизни, когда я жила с наркоманами, мною зачеркнут и выброшен навсегда. Возврата к этому не будет, как бы ни складывалась моя дальнейшая судьба.»

    Ольга

    Новокузнецк

     

    Счастливая развязка

     

    - Володя и Ольга, - рассказывает Виталий Василенко, - лечились у меня в одной группе, тут же и познакомились. А после окончания курса лечения разъехались по домам - в разные города. Прошел примерно год, а то и больше. И вдруг звонок от родителей Володи: «Дорогой Виталий Иванович! У нас радость: Володя и Оля - тоже ваша бывшая пациентка - решили пожениться. Они просто замечательная пара. Теперь мы надеемся и до внуков дожить, о чем уже и не мечтали. Приглашаем вас и весь медперсонал на свадьбу. Ведь именно благодаря вам в наши семьи вернулось счастье...»

    На свадьбу нам попасть не удалось - работы невпроворот. Но в самый день бракосочетания я позвонил, чтобы поздравить молодых. Ведь в моей практике такое впервые. Однако я удивился еще больше, когда телефонную трубку стали по очереди брать и другие мои бывшие пациенты. Оказывается, многие из них, познакомившись в нашей больнице, потом поддерживают дружеские отношения. И хотя живут в разных городах (а теперь и странах), переписываются, перезваниваются, встречаются. Вот так и на свадьбу слетелись из разных уголков России и Украины. И все, слава Богу, здоровы, а о наркотиках даже слышать ничего не хотят...

    Пользуясь случаем, хочу еще раз поздравить Владимира и Ольгу с бракосочетанием. Я искренне рад за них и желаю молодой семье взаимопонимания, счастья и красивых здоровых детей. Пусть все самое страшное, что было в их жизни, навсегда останется в прошлом, и пусть осуществятся все их заветные мечты.

    Подготовила Светлана ШКАРУПА.

    "Комсомольская правда" 13 ноября 1999 года Подробнее

  • Лучше умереть так, чем наркоманом Ч.1

    О том, что ее двадцатилетний сын - наркоман, Ольга узнала от него самого: вместе с женой Саша пришел к маме и сказал о том, что скрывал больше года. Дольше скрывать было нельзя - он уже воровал вещи родителей жены, не работал, не мог обходиться без наркотиков. Жена оставила Сашу у мамы и вернулась к себе, в свою здоровую и нормальную жизнь, а жизнь Сашиной семьи на этом закончилась - начался кошмар.

    - Мне стало страшно, - вспоминает Ольга первую реакцию на Сашино признание, - но я не представляла себе и тысячной доли того ужаса, с которым мне придется столкнуться. Я вспомнила, что видела десятки объявлений в газетах о том, что наркомания излечивается за один-два дня, и была уверена, что быстро вылечу сына. Саша хотел лечиться - он был согласен на все - ехать в любой город, сдавать бесконечные анализы, проходить долгие собеседования, ждать месяцами - только бы избавиться от этого.

    По этапу

    Ольга активно взялась за лечение сына - первым этапом на этом, оказавшемся таким долгим, мучительным и дорогом пути, стала весьма известная, широко рекламирующая себя клиника в Тель-Авиве. 

    - Мне обещали, что уже завтра мне вернут сына практически здоровым. Лечение заключалось в том, что наркоману переливают кровь, очищают ее от наркотиков и человек, по их мнению, выздоравливает. Стоило это двухдневное лечение 6000 шекелей. Кровь Саше, конечно, очистили, но проблема наркоманов не в крови, а в голове, где за один день изменить что-либо невозможно. И когда мы принесли Сашу буквально на руках домой после этого лечения, он, шатаясь, вышел из дома и пошел за дозой.

    Не помогли и рекомендованные нам таблетки ''налтриксон'', на которые я тратила 700 шекелей в месяц. После них не должно было ощущаться удовольствие от наркотика, но Саша принял всего несколько таблеток, потом он их выбрасывал или только делал вид, что пьет - употреблять наркотики таблетки ему ничуть не мешали.

    Следующим этапом стала государственная клиника для наркоманов в Яффо. Почти два месяца мы проходили ''экзамены'' для поступления в клинику. Саша сдавал десятки анализов, выдерживал многократные беседы с психологами, которые должны были дать свое заключение... Как все это время живет наркоман, для которого каждый день может стать последним, как держится его семья - никого не волновало.

    Наконец его приняли, стоило это нам 1500 шекелей. Посещать Сашу мне не разрешали - клиника закрытая, но только для посетителей. А наркоманы, если хотят, могут выйти в любой момент. На пятый день он и вышел - ушел из клиники пешком в субботу. Но пошел не домой - в Ашкелон, а в Петах-Тикву, к моему дальнему родственнику, у которого никогда раньше не бывал (как он его нашел, никогда не пойму) - просить деньги. Через пару дней Саша захотел вернуться обратно в клинику, но его уже не взяли - условия лечения таковы, что если раз срываешься, второго шанса тебе не дадут и обратно не примут.

    Третьим этапом стала частная клиника, расположенная в прекрасном живописном месте, сейчас этой клиники уже нет. От меня потребовали расписку о том, что я не возражаю, что Сашу будут держать силой. Работники клиники приехали за ним, заставили его расписаться в том, что он не против лечения, - на самом деле это был документ о том, что если он сбежит, они ответственности не несут. Я заплатила три с половиной тысячи за пять дней, которые Саша пробыл в этом Эдеме. На пятый день он ушел, вернуться в рай было уже нельзя - обратно падших наркоманов они не принимали.

    Мы шли дальше - поехали в Хайфу, в еще одну государственную клинику, еще раз я заплатила полторы тысячи шекелей. Опять последовали собеседования, анализы, разговоры по душам с психологом - о чем можно говорить с наркоманом? ''Это последний твой шанс'', - сказала я Саше, и он ответил: ''Даже если все уйдут, я останусь...'' Он ушел на пятый день, взяв предварительно 150 шекелей, которые я обязательно должна была для него оставить в клинике - наркоманам разрешалось брать эти деньги. Многие их брали и бросали лечение.

    Последним и очень дорогим (сумму я уже боюсь назвать - муж не знает обо всех моих тратах на спасение Саши) этапом нашего хождения по мукам была еще одна тель-авивская клиника, названная в честь одного из библейских персонажей.

    В съемной трехкомнатной квартире я оставила Сашу врачам, уже на второй день я позвонила, и мне сказали, что Саша вышел погулять. Эта клиника по лечению наркоманов находилась в центре старой ''таханы мерказит'' - центра распространения наркотиков и скопления наркоманов Израиля. Позже я узнала, что уже на второй день Саша продал на ''тахане мерказит'' свой перстень и ежедневные его прогулки сопровождались приемом наркотиков, после чего он возвращался и ночевал в клинике - и так в течение всех двух недель ''лечения''.

    Через две недели работники клиники сказали мне, что Саше намного лучше, он поправился, и отправили его домой. Вернулся Саша в том же невменяемом состоянии, в котором я отдавала его в клинику.

    На все мои претензии работники клиники говорили, что Саша сам не хочет лечиться, и в этом случае они бессильны, да и какие у меня могли быть претензии - как и во всех других клиниках, первым делом я подписалась под документом, что никакой ответственности за Сашу клиника не несет.

    После этой неудачи у меня просто опустились руки - не осталось не только сил и денег - потратила и заняла везде и у всех, где было можно, - но и больниц, где могли бы вылечить Сашу.

    Теперь я думала и мечтала только об одном: чтобы Саша умер или чтобы умерла я - чтобы кончились мучения...

    Выкиньте старого, ненужного наркомана

    - Я смотрела на Антона, когда он спал, и представляла себе, как я беру подушку, тихо накрываю его голову и... все заканчивается. А потом что-то делаю с собой - и мы оба спасаемся из этого кошмара - и я, и он.

    Это говорит Людмила, мама Антона, веселого и преуспевающего во всем парня, каким он был до 28 лет. А в 28 на дне рождения друга он попробовал героин.

    - Однажды сын заболел, лежал дома и было ему очень плохо, - вспоминает Людмила. - Я не понимала, что происходит, - температуры нет, а его всего трясет. Когда ему стало совсем плохо, он мне признался, что это не грипп, а абстиненция...

    В обществе по борьбе с наркоманией, куда я сразу же обратилась, мне дали дельный совет - выброси его из дома, наркоманы должны опуститься на дно, обратный путь к нормальной, здоровой жизни лежит оттуда. Но я не могла, я даже давала ему деньги на наркотики - он все равно их взял бы сам - украл у меня или ограбил бы кого-то на улице.

    - Я просила помощи и в отделе мэрии по борьбе с наркоманией, и у соцработников в нашем районе, - говорит Ольга. - Единственный совет, который я слышала от всех них, и не один раз - выкиньте его на улицу, у него не останется выбора, кроме как лечиться. Да и я выбросила бы - я бы все сделала, что могло ему помочь, но он же не уходил - я его домой не пускаю, а он в подъезде лежит, спит на бетоне, соседей пугает...

    Легкий грипп и смертельная болезнь???

    - Жизнь моя тогда была на подъеме, - рассказывает Антон. - Я хорошо зарабатывал, работал в двух местах, снимал квартиру с друзьями в Тель-Авиве, все и все вокруг были прекрасны.

    Однажды один мой друг предложил мне попробовать наркотик, я ответил ему, что если он хочет сохранить мою дружбу, пусть завязывает, а если он мне предложит еще раз, кости ему переломаю. Больше он мне не предлагал. Зато я узнал, что еще несколько моих ближайших друзей пробовали наркотики. И ничего - оставались моими друзьями, так я стал терпимее относиться к наркотикам и на дне рождения моего друга согласился уколоться героином. Своих ощущений я тогда не понял. Попробовал еще раз, чтобы понять, из-за чего весь этот ажиотаж вокруг наркоты. Во второй раз понравилось больше, чтобы окончательно понять, о каких ощущениях идет речь, я укололся и в третий раз, чтобы закрепить успех, потребовался четвертый. А на пятый день, когда я уже не собирался колоться дальше, я проснулся с сильным насморком, с болями в спине и в ногах. Я удивился, где это я мог простудиться, позвонил на работу, сказал, что заболел гриппом и на работу не приду. Позвонил другу, рассказал о том, что заболел, и друг мне сказал, что у него те же ощущения, мы вместе поудивлялись тому, где нас могло просквозить, и попрощались. Я позвонил другому товарищу, пожаловался ему на болезнь, а парень мне говорит: ''Да это ты подсел''. Я не поверил: ''Ладно, говорю, грипп у меня, все симптомы''. А друг говорит: ''Сейчас мы это проверим''. Приехал, привез с собой грамм героина, укололись мы, и мой грипп как рукой сняло - в секунду прошли все симптомы, ушла боль, вернулась радость жизни.

    У меня было три друга. Один, который попробовал с нами героин в первый раз, уже на другой день прекратил с нами все отношения, не отвечал на звонки, не звонил сам - и наркотики употреблять не стал. Тот, который мне предложил наркотик первым, сейчас в тюрьме - я не поддерживаю с ним отношений.

    Второй, на чьем дне рождения я попробовал наркотик, отсидел в тюрьме, прошел разные этапы лечения и, слава богу, смог бросить.

    А мой товарищ, который ухаживал за мной как за ребенком в клинике по лечению наркоманов, через 10 дней после лечения умер от передозировки.

    А у нас сегодня ''грас'', а у вас?

    - Полгода я ждал, пока меня примут на лечение в государственную клинику, - продолжает Антон. - Меня так и не приняли - я, видимо, сам не был окончательно готов бросить наркотики, а значит, был нелегким пациентом, с которым не хотели связываться.

    Так я попал в частную клинику. Нас было семеро в одной комнате, первые три дня без наркотиков я лежал почти без сознания - ничего не помню, за мной ухаживал мой земляк, парень из Баку, приносил мне воду, накрывал одеялом, разговаривал с мамой.

    Когда я пришел в себя - началось ''лечение''. В семь утра нас поднимали, мы завтракали и в 9 утра уже все сидели в дворике под солнцем и весь день вели обычные для наркоманов разговоры о том, как было хорошо, когда мы ''двигались'', и как плохо сейчас. Днем нам давали какие-то таблетки, какие - не объясняли. А вечером были разговоры в группе анонимных наркоманов. Иногда встречи группы проходили в городе, но я туда не ходил. По дороге таких, как я, всегда ждали барыги и дилеры, многие срывались и брали у них наркотики, назад уже не возвращались.

    Но и встречи группы в нашей клинике тоже были небезопасны, по моему мнению. Мы постоянно копались в нашем прошлом, от которого все мы хотели уйти, для чего и пришли в клинику, вспоминали самые тяжелые и травматические моменты, вспоминали все плохое, что мы делали как наркоманы, кого обидели. А у всех нас нервы тогда были оголены, чувство вины было нестерпимым - многие сбегали из клиники и возвращались к наркотикам только для того, чтобы заглушить это чувство вины. Провоцировал нас к срывам и парень-бедуин, который предлагал нам наркотики. Как я сейчас понимаю, он лег в клинику, чтобы убить двух зайцев: и самому подлечиться, здоровье и работоспособность поправить, и расширить свою клиентуру - он был наркодилером. Никто из моих знакомых во время лечения наркотики не покупал, но когда я вышел - держался еще две недели, а потом позвонил этому бедуину.

    ''Ты – наркоман, ты – ничто, ты – мусор, и скоро тебя вообще не будет'' – это втолковывали нам в лечебницах, постоянно во всех беседах, возвращая нас к прошлому. Я и ощущал себя наркоманом и вел себя соответственно.

     

    "Русский израильтянин", 05.06.2006 Подробнее

  • Лучше умереть так, чем наркоманом Ч.2

    Последний дюйм

    ''Оставь его, - говорили Ольге уже не только специалисты по борьбе с наркоманией, но и ее друзья, - ты видишь, ему ничего не поможет''.

    - После ''Нахшона'' у меня действительно опустились руки, следующие три года сын постоянно употреблял наркотики, он уже перестал быть похожим на человека. Я искала врачей за границей - звонила доктору Назаралиеву в Киргизию, но лечение у него стоило 6000 долларов и под его именем к тому времени было открыто уже столько клиник, что было неизвестно, где и кого он лечит сам. И тогда мне на глаза попалась газета со статьей про доктора Василенко из Запорожья, в статье было написано, какое тяжелое лечение проходят у него наркоманы, что он лечит их электрошоком, сеансами гипноза - я решилась позвонить, мне сказали, что лечение у них стоит 2000 долларов, я собрала эти деньги, и мы с сыном решили ехать. Взяла билеты - и за неделю до полета сын попадает в тюрьму: он украл телефон из машины и попался. Прокурор грозил ему полугодичным заключением, неделю до суда сын просидел в тюрьме - суд состоялся за день до того, как нам надо было улетать. На этом суде решалось, посадят сына в тюрьму или отпустят на лечение. Спасибо судье, она дала ему шанс, выпустив под залог в 30.000 шекелей, взяв с меня расписку, что через три недели он вернется на следующее заседание суда. Возвращаемся мы домой с этого заседания суда - не доходя до нашего подъезда, сын говорит мне: ''Сейчас вернусь'' - и пропадает. На всю ночь. Нам в 8 утра выходить из дома, а сына нет. Никто из нас в эту ночь не ложился, утром я уже готова была идти к судье и говорить, что сын пропал, что лечиться он не поехал, и чтобы его забрали в тюрьму. Саша появился в 7 утра, в бессознательном состоянии. В 8 утра мы уже ехали в аэропорт, в самолет его, к счастью, пустили.

    - Мама, здесь меня вылечат, - сказал мне Саша, как только увидел доктора.

    Саша считался бесперспективным пациентом, - вспоминает об этой встрече доктор Василенко.

    - Он уже прошел многочисленные этапы лечения и полностью разуверился в успехе, был настроен крайне негативно, ждал, что над ним будут проводить очередные эксперименты, которые ему никак не помогут, - с ним было сложно работать.

    - К ребятам там относились как к больным людям, а не как к мусору, который нужно выкинуть, - продолжает Ольга. - Там даже дико было подумать, что эти врачи и медсестры могут посоветовать мне выбросить моего сына за дверь, там его лечили: каждое утро обход врача, капельницы - по пять штук в день, полное обследование внутренних органов и в зависимости от этого - лечение.

    У каждого больного была отдельная комната, с каждым обязательно должна быланаходиться мама или кто-то из членов его семьи - в каждой комнате было по две-три кровати. Кушали мы в комнате, ребята пересекались редко, редко вели привычные разговоры о наркотиках. И их там лечили.

    - Я не чувствовал себя наркоманом в Украине, - вспоминает свое лечение в Запорожье Антон. 

    - Там к нам относились как к больным людям. Психологи не возвращали нас в прошлое - первые несколько раз мы говорили о нашей жизни с наркотиками, а потом все беседы были о будущем. Разговоры с психологом длились по полтора часа - никто из них на часы не смотрел и не относился к беседам с нами как к работе.

    Утро начиналось с капельниц - витамины, антидоты и очищающие организм препараты. Затем приходила сестра и делала два-три укрепляющих укола. Потом завтрак - каждый ел в своей комнате. Затем иглоукалывание, мануальная терапия, лазерная терапия - кто на что жаловался, тому это и лечили. Затем следовала страшная процедура - электрошок - незабываемое ощущение. Зубы стучат как швейная машинка, в глазах зайчики, а потом в голове тишина и спокойствие. На электрошок я шел первым, потому что крики и вой тех, кто его проходил, вынести было трудно. Потом я шел в спортзал, мама сидела с другими мамами и сестрами больных. Затем мы обедали, потом - по желанию - массаж и дыхательная гимнастика. После этого наступал час психолога - ко мне приходил Евгений Рувимович, покойный уже, светлая ему память, очень добрый и умный человек, он мне так помог. Потом вечерний прием витаминов, ужин и поздним вечером - сеансы гипноза. Многие впадали на них в транс, падали в обморок, извивались на полу и не помнили, что с ними происходило. Я все помнил. Виталий Иванович вызывал в нас отвращение к наркотикам и к себе как к наркоману - не жалость к своим страданиям, к себе как к жертве наркотика, а физическое отвращение к себе-наркоману - очень многих рвало на этих сеансах. У меня полгода после лечения оставался этот условный рефлекс: когда наступало 10 вечера - час сеанса гипноза в Украине - у меня в горле начинались спазмы, тяжелый кашель, будто меня тошнило.

    Давать наркотик гуманно, лечить - жестоко

    - Методы лечения у нас суперстрессовые, шоковые, жестокие, - рассказывает о своем методе доктор Виталий Василенко, основатель запорожской клиники реабилитации наркоманов.

    - В Израиле и в странах, где распространена гуманная психотерапия, эти методы невозможны. Но я убежден, с наркоманом не нужно быть гуманным, потому что это - не человек. Какими бы они ни были до наркотиков, начав их употреблять, все они становятся одинаковыми, как солдатики, с одинаковым набором качеств: эгоизм, бездушие, лживость, жестокость.

    Распространенный в Израиле метод заместительной терапии - когда наркоманам дают сильнейший наркотик метадон, я не принимаю - медатоновых наркоманов лечить намного труднее и дольше, чем героиновых. Они даже выглядят по-другому, рыхлые, с незаживающими ранами по всему телу, постоянно больные из-за сниженного иммунитета.

    - Я начинал как психиатр, лечил психические заболевания, - рассказывает о себе доктор Василенко, - но понимать, что болезни эти – неизлечимы, и больной, которому вчера стало лучше, завтра может вернуться в тяжелейшее состояние, - для меня было невыносимо. Затем долгое время я работал наркологом, успешно лечил алкоголиков, до тех пор, пока 18 лет назад ко мне не обратился больной наркоманией. Он пообещал, что ляжет на рельсы, если я не возьмусь его лечить, и я взялся. Недавно этот парень приезжал к нам в клинику с женой и детьми - проходил курс избавления от курения.

    Мой метод лечения построен на императивном внушении, что наркотик - это боль, страдания, смерть.

    Наркоман вводится в транс (иногда мы вводим больного и в предпсихотическое состояние, в зависимости от стадии лечения), в этом состоянии мы закладываем сверхсильную доминанту: наркотик - это боль, и наркоман корчится от боли, наркотик - это мучения, и человек их реально испытывает, наркотик - это смерть, и пациент чувствует приближение смерти, сердце его почти останавливается - это животный, смертельный страх. На этих сеансах с больными может случиться все - конвульсии, эпилептические судороги, не описанные ранее медициной состояния выпадения из реальности. В этом состоянии в мозг можно заложить сильнейшую доминанту - наркоман просто забудет, для чего нужен наркотик, что такое ''приход'' и ''кайф''. Зато остается страх перед наркотиком, от которого наркоман теперь будет в панике убегать.

    - Сколько наркоманов выздоравливают?

    - Половина наших пациентов. Когда мы берем на лечение только тех, кто действительно хочет вылечиться, - успех доходит до 80%. И у нас нет такого понятия, как трехлетняя или пятилетняя ремиссия, нет понятия ''бывший наркоман'', от которого все ждут очередного срыва, - наши пациенты становятся здоровыми полноценными людьми, которые никогда больше не должны употреблять наркотики. И каждый случай неудачи для нас - это жизненная трагедия.

    - И все-таки у вылечившихся в вашей клинике наркоманов срывы бывают?

    - В конце лечения, когда зависимость от наркотиков полностью стерта в мозгу больного, мы вводим ему сыворотку, несовместимую с употреблением даже микродоз наркотиков. Мы долго объясняем всю опасность этого кодирования, рассказываем, внушаем, что употребление наркотиков приведет к смерти после нашего кодирования, делаем пробный эксперимент - вводим больному микродозу наркотика в реанимационной палате... Срывы бывают - примерно в 4% случаев, и всегда это происходит в состоянии алкогольного опьянения, когда снижена критичность и чувство опасности.

    Иногда они погибают

    - Несколько наших пациентов погибли, приняв наркотик во время действия сыворотки. Двое из них - израильтяне. И еще один наш пациент-израильтянин остался парализованным после употребления наркотиков...

    Это ужасная трагедия. Мама одного из погибших пациентов - а он был единственным ребенком в семье - на девятый день после его смерти приехала к нам, принесла конфеты, печенье. Помянуть мальчика. И сказала нам: ''Мы с отцом решили, что лучше умереть так, чем наркоманом''.

    Наркомания - это даже не болезнь, это хуже, это - рак души, он убивает одного, а метастазы дает на всю семью - мама, отец, бабушка, братья и сестры перестают жить, наркоман убивает своих близких, он превращает в наркоманов своих братьев и сестер, отец приучает к наркотикам сына...

    Никто из родителей не поставил нам в вину смерть их ребенка. Жены и матери, которые присутствуют с больными на всех процедурах, просят меня проводить сеансы жестче и агрессивнее, даже тогда, когда я уже физически не справляюсь, когда мне тяжело.

    - Как вы относитесь к другим методам лечения - докторов Назаралиева, Довженко?

    - Когда этими методами лечили сами Назаралиев и Довженко, результаты были прекрасными. Но это уникальные подходы, которыми не могут овладеть даже их ученики, которые, сами не желая того, дискредитируют методы. Поэтому в нашей клинике доктора Василенко лечение наркомании гипнозом веду именно я, доктор Василенко. Поэтому за 18 лет существования нашей клиники через нас прошли всего 1300 пациентов, что очень немного, из них около сотни израильтян - мы работаем три месяца без выходных, затем месяц отдыхаем, восстанавливаем силы...

    Остается заметить, что, конечно, метод Василенко отнюдь не является ''единственным'' или ''единственно правильным''. Просто у каждого свой путь излечения от наркомании, и никогда нет гарантии, что огромные деньги, которые вы выкладываете на то, чтобы спасти от этого ''рака души'' близкого вам человека, не будут потрачены зря. В сущности, есть только одно верное средство от наркомании - привить вашим детям отвращение и презрение к наркотикам прежде, чем они начнут их принимать. Чтобы они отшатнулись, как от прокаженного, от любого, кто предложит им ''дозу''.

     

     

     

    "Русский израильтянин", 05.06.2006 Подробнее

  • Рак души

    «ПЕРВЫЙ МОЙ ПАЦИЕНТ УЖЕ 25 ЛЕТ НЕ ВСПОМИНАЕТ О НАРКОТИКАХ»

    - Как рождался ваш уникальный метод лечения?

    - Начиналось все с частной практики лечения с помощью стресс -шоковой терапии пациентов после инсульта, больных ДЦП и страдающих алкоголизмом. Это давало неплохие результаты: были случаи, когда после сеансов парализованные не только начинали шевелить руками и ногами, но поднимались с колясок и вставали без костылей.

    Тогда же у меня появился и первый наркозависимый пациент. С тех пор прошло 25 лет, он жив - здоров. Бросил употреблять наркотики, создал семью, добился успехов в жизни.

    - Смотрела в записи ваш сеанс, зрелище отнюдь не для слабонервных...

    - Это вызвано необходимостью стрессового вмешательства в психику больного и внушения мысли, что наркотики — это смерть. После лечения пациенты не должны допускать возможности вернуться к их употреблению, наши сеансы — не релаксация, а напряжение. Но с каждым больным мы работаем по индивидуальной схеме.

    - Такое впечатление, что во время сеанса вы и сами находитесь в состоянии транса.

    - Так и есть. Метод стресс-шоковой терапии предусматривает зеркальное отображение всего происходящего на сеансе, поэтому и врачи, и пациенты во время лечения и после него испытывают сильнейшее перенапряжение. Лично я сбрасываю по три кило веса, а колоссальная нагрузка даже привела к проблемам со зрением: отслоилась сетчатка.

    - Кроме стресс-шоковой терапии, у вас есть другие методы?

    - По желанию пациентов, чтобы закрепить эффективность лечения. Больному вводится специальный препарат длительного действия, не совместимый с наркотикам, либо имплантируются блокаторы опийных рецепторов. Некоторые больные хотят знать, что их ждет, если они сорвутся. Тогда проводим так называемую провокацию, вводится небольшая доза наркотика, которая может привести к смертельно опасным состояниям: остановке сердца, дыхания, отеку мозга, коме, судорожным приступам. Из этих состояний его выводит реанимационная бригада. Мы называем это «лечение смертью», но к подобным наглядным методикам мы прибегаем в единичных случаях.

    - По вашему мнению, наркозависимость — болезнь или что-то другое?

    - Я называю наркозависимость раком души, который своими метастазами разрушает жизнь не только того, кто употребляет наркотики, но и его близких и родных.

    - Были пациенты, которые возвращались к вам вновь?

    - Некоторые возвращались и во второй, и в третий раз. Случается, приходят, как я называю, бесперспективные больные, не настроенные на избавление от наркозависимости. В таком случае я сразу предупреждаю и пациента, и его родителей, что лечение вряд ли будет успешным.

    «ГЛАВНОЕ— ВЕРНУТЬ НАРКОМАНАМ ВЕРУ В СЕБЯ»

    - Обратила внимание, что у вас очень доброжелательная обстановка: к пациентам относятся очень уважительно.

    - Это люди, которые пришли получить от нас помощь, уже то, что они хотят излечиться, заслуживает уважения. Такое отношение к больному — часть метода лечения. Не секрет, что даже сами наркоманы махнули на себя рукой. Мы пытаемся вернуть им веру в себя. Да, они больные, но не отбросы общества. Поэтому я всегда говорю своему пациенту: «Я не ТЕБЯ ненавижу, я ненавижу в тебе НАРКОМАНА», и как бы «препарирую» его на две части: его наркоманскую личность и нормального человека.

    - Удивило, что центр мало похож на клинику, где лечат от наркозависимости: на окнах нет решеток, никакой охраны, пациенты свободно передвигаются по территории.

    - Лечение – дело добровольное. Приехал – лечись. С пациентом все время находится кто-нибудь из родных. Без сопровождения он не имеет права выходить за пределы клиники. Нарушаешь режим – до свидания, возвращаем деньги за лечение и выгоняем без разговоров.

    - Правда, что саморекламой вы не занимаетесь? Как о вас узнают?

    - По «цепочке» - от вылечившихся у нас больных. На лечение едут из России, Израиля, Канады, Германии, Турции, Италии, США, Беларусии, стран Востока. Сейчас лечатся два грека, совсем не говорящие по-русски.

    - Как же вы общаетесь с ними?

    - Во-первых, у них есть переводчик, а во-вторых, на сеансе важны не только слова, но и жесткая авторитарная интонация, с которой они произносятся.

    - Почему лечите только иногородних или иностранцев, и не принимаете запорожцев?

    - Местных тяжело удержать от соблазнов, которые совсем рядом.

    - Среди ваших пациентов были известные личности?

    - Приходилось лечить довольно известных людей из среды певцов и музыкантов. Кого именно — врачебная тайна.

    «ПОЖАЛУЙСТА, ЖИВИ!»

    - Вам никогда не приходит в голову мысль, что вы боретесь с ветряными мельницами?

    - Я должен оказывать помощь тем, кто этого хочет, а бороться с распространением наркотиков должно государство, причем самыми жесткими методами.

    - Что вы говорите пациенту, когда он выписывается из клиники?

    - Прошу, чтобы он остался жить. Потому что те, кто срывается и возвращается к наркотикам, могут действительно умереть.

    - А если человек сорвался, но опять приехал к вам лечиться, ваши первые слова к нему?

    - (повышает голос, в нем появляются «железные нотки», — ред.) Мне обидно за то, что ты не смог!

    - Вы общаетесь с бывшими пациентами?

    - Очень со многими. Звонят, пишут письма, общаемся через интернет.

    - Некоторые, говорят, называют вас вторым отцом, кто-то Богом...

    - Иногда действительно казалось, что я как Бог, смогу все. Но реальность опустила меня на землю. Я испытываю огромную боль, что не смог спасти собственную жену, умершую от онкологии.

    - Вам есть чем гордиться в жизни?

    - Результатами нашего центра: мы грамотно и квалифицированно помогаем тем, кто в этом нуждается.

    - Сколько ваших пациентов навсегда избавились от наркозависимости?

    - От 70 до 80 процентов. Остальные, увы, перебороть в себе зависимость не смогли. Мой метод дает очень хорошие результаты, но он не всесилен. Держит ведь не капсула, держит то, что мы пытаемся выгнать наркотик из головы. Если сорвался — это неудача нашего коллектива, которою мы не только анализируем, но и проносим через себя.

    «ЦИФРА»

    В 1985 году в области зарегистрировали 140 наркозависимых, сейчас — около 10 тысяч. Из них более 600 человек несовершеннолетние. В Украине цифра больных наркоманией уже зашкалила» за 100-тысячную отметку. Специалисты же утверждают, что число наркозависимых больше официальных данных в разы.

     

    газета "Остров свободы" Подробнее

  • Шанс на жизнь «без иглы» - реальность или вымысел?

    Впервые об уникальном методе лечения наркомании заговорили в терапевтическом отделении первой горбольницы города Запорожья, где его успешно начал применять врач-психотерапевт Василенко В.И. в 90-х годах прошлого века на своих пациентах - хронических наркоманах.

    Это не лечебное заведение строго режима с зарешеченными окнами и строгим распорядком дня.

    Это обычная городская больница, где доброжелательная обстановка, приветливый персонал и комфортное размещение больных вместе с сопровождающими родственниками дают последнюю надежду тем, кто ее почти лишился – надежду стать полностью здоровым человеком. Наркомания – болезнь, а наркоманы – больные люди, с огромным «букетом» сопутствующих болезней: печень, сердце, почки, и др. Доктор Василенко В.И. наглядно показал – наркомания излечима. Это подтверждают многочисленные пациенты, вернувшиеся из ада и начавшие нормальную жизнь и вот уже много лет присылающие письма врачам, свидетельствующие об их успехах. Это подтверждают и врачи, участвующие в программе лечения и реабилитации.

    газета «Запорозька СIЧ», 17 июня 2000 г. Подробнее

  • Всем вместе зло можно победить

    Если на лечение наркомании направить не только усилия врачей и родственников пациентов, но и влияние общественных организаций и политических партий – наркоманию, как общественное явление можно искоренить.

    Наркоманы – молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет – наше будущее, наша надежда. Много лет занимаясь лечением наркоманов по разработанному и запатентованному им самим методу, доктор Василенко В.И. спас жизни не одной сотне пациентов. С помощью метода суперстресс-шоковой терапии врач вводит больных наркоманией в состояние глубокого транса, при котором пациенты физически ощущают панический страх перед наркотиками, страх смерти.

    Врач-психотерапевт высшей категории Василенко В.И. утверждает – наркомания излечима. Однако наркомания – это еще и болезнь общества: с физическим недугом борются врачи и родственники больных, в обществе – это дело общественных организаций и демократических сил. Только совместными усилиями можно добиться того, что отправляя своих детей в школы и институты, мы будем полностью уверены - они не вернуться оттуда наркоманами.

    газета «ДС» №4, март, 2002 г. Подробнее

  • Чудо второго рождения

    Так говорят об уникальной методике врача-психотерапевта высшей категории Василенко В.И. многочисленные уже бывшие пациенты, живущие не только на Украине, но и по всему миру.

    Кто-то узнал об этом центре от знакомых, кому-то посоветовали родственники бывших наркоманов – «сарафанное радио», где-то прошла информация по радио, телевидению и в Интернете. Разными путями больные попадают в клинику доктора Василенко В.И., но все они, пройдя жесткий курс лечения, становятся здоровыми людьми. Каждый второй из бывших больных утверждает, что они заново родились на свет: им перестали сниться страшные сны, начали замечать смену времен года, шелест травы, смех ребенка – заново ощущать всю красоту и радость жизни.

    газета «Запорозька СIЧ», 26 марта, 2002 г. Подробнее

  • Убить ненасытного зверя

    Лучшее доказательство положительного действия метода стресс-шоковой терапии – отзывы самих пациентов, вернувшихся к жизни раз и навсегда.

    Можно хоть тысячу раз рассказать об уникальном методе лечения наркомании, но вряд ли поверят больные, прошедшие лечение до этого уже в разных клиниках, на слово – нужны доказательства, реальные истории вылечившихся больных.

    Таких историй у доктора Василенко В.И. хватит на много часов рассказа, но можно и не слушать, а пойти в палату к больным и спросить у них: как они себя чувствуют, помогло ли им лечение, или нет. Уже через несколько минут разговора становится понятным – все рассказы имеют под собой реальную почву: больные побаиваются своего врача, но верят ему безоговорочно и каждого сеанса ждут с нетерпением и надеждой: « Я прошел через много клиник, в том числе очень известных, но только после сеансов психотерапии Виталия Ивановича Василенко впервые почувствовал, что наркотик, наконец, ушел из моей головы, из сознания и подсознания…»

    газета « Аргументы и факты в Украине» №21, май, 2002 г. Подробнее

  • Смерть как экзамен

    Уже много лет в Центр лечения наркомании доктора Василенко В.И. приезжают со всего мира: страны СНГ, Германия, Греция, Америка, Израиль – далеко не весь перечень обширной географии бывших пациентов клиники.

    Центр доктора Василенко В.И. – это не спец учреждение. Здесь нет решеток, замков, тюремного распорядка. Здесь к тебе не относятся, как к никому не нужным отбросам – приветливый персонал, доброжелательная атмосфера, светлые комфортные палаты, хорошее питание. Сюда едут со всех концов света лечить душу. Многие называют сеансы суперстресс-шоковой терапии – изгнанием дьявола и называют это чудом: «Когда мне говорят, что я совершил чудо – я всегда поправляю: чудо – это сам человек. Я лишь помогаю ему поверить в себя, возненавидеть плохое и пробудить в себе хорошее» (Василенко В.И.)

    По словам самого доктора Василенко, он мечтает, чтобы в мире не осталось ни одного наркомана, и он остался бы без работы. Но пока этого нет, его имя передается от одного пациента к другому по «цепочке» доктора Василенко и тот, кто реально хочет вылечиться рано или поздно становится звеном этой чудо-цепочки.

    «Аргументы и факты в Украине» №18, 2003 г. Подробнее

  • Лечение смертью

    Близкий человек стал наркоманом – ужас, который нельзя понять непосвященным и не пожелаешь никому. Что делать, куда бежать со своей бедой?

    Многие больные,пройдя лечение в разных клиниках, истратив огромные средства, отчаявшись, уже не верят ничему, но отчаиваться-то и нельзя, т.к. на карту поставлена жизнь близкого человека.

    Выходом для них стал Центр лечения наркомании доктора Василенко В.И. в городе Запорожье (Украина). В чем же секрет успеха метода Василенко? Это рекламный трюк или метод, проверенный временем на тех, кто уже потерял надежу и каждый день ожидал, что придет смерть, как избавление от мучений: «Наркотик сидит в голове, я не могу от него избавиться» - так говорит большинствопациентов-наркоманов, прошедшие лечение в разных центрах реабилитации. В Центре Василенко В.И. тяга к наркотикам полностью стирается из сознания пациентов: даже во сне он уже не сможет вспомнить, что такое «приход и кайф». Лечение смертью, так называют этот метод пациенты клиники и сами врачи: в процессе сеансов, с помощью уникальной методики больным внушается, что наркотики – это и есть сама смерть.

    газета «Ваш доктор» №45, 2004 г. Подробнее

  • Доктор жизнь

    Имя доктора Василенко В.И. стало символом надежды на жизнь для многих тысяч наркоманов. Упорный труд, целеустремленность, непоколебимая вера в то, что болезнь под названием «наркомания» излечима, позволили его пациентам надеяться, что выход из ада есть.

    Клиника доктора Василенко В.И. – это обычное лечебное учреждение, без решеток на окнах и тюремного режима. Основная идея клиники: наркоманы – обычные больные, которых нужно и можно лечить. Кроме терапевтических процедур, в клинике проводятся уникальные сеансы стресс-шоковой терапии, на которых и происходит разрушение связи: наркотик – наслаждение и удовольствие, и вводится новая установка: наркотик – страх, боль, смерть. Если пациентами клиники раньше были только жители города и Украины, то теперь к Доктору Жизнь приезжают со всего мира: Россия, Белоруссия, Германия, Израиль, Турция, Греция, и др. Доктор Жизнь уже много лет на практике доказывает, что жизнь – прекрасна и за нее стоит побороться!

    газета «МК в Украине» №8, 2008 год. Подробнее

Наркологическая помощь в Украине

21 век – век распространения наркотиков по всему миру. Не смотря на усиленные методы борьбы и контроля над распространением наркотических препаратов, все больше людей обращаются в частные и государственные медицинские учреждения с одной целью: найти адекватное лечение наркомании.   

В Украине, России и других странах постсоветского пространства наркомания достигла масштабов настоящей эпидемии. Лечение наркоманов становится важной задачей, потому что они вредят своему здоровью и представляют опасность для окружающих. Вместе с этим наркоманы являются группой риска распространения таких серьезных инфекционных заболеваний как ВИЧ/СПИД, гепатит, туберкулез и т.д.

 

Лечение наркомании в Медицинском центре Василенко (Украина)

Лечение наркозависимых учитывает множество факторов, таких как возраст пациента, стаж зависимости, вид наркотика, состояние здоровья, психологические особенности, и самое главное – желание излечиться от страшной зависимости. Лечение наркомании в центре Василенко может стать спасением самого наркомана и его семьи. Здесь вы можете получить необходимую помощь и поддержку.

Медицинский центр доктора Василенко существует уже более 20 лет. Это 20 лет практики, опыта и успешного лечения. В нашем центре для вас работают высококвалифицированные терапевты, психотерапевты, наркологи, реаниматологи. Вся команда медицинского персонала слаженно работает во имя вашего физического и психологического здоровья. Отличительной чертой центра Василенко является благодушное отношение к пациентам и их родным.

Вот уже 20 лет в центре разрабатывается и успешно применяется на практике оригинальный комплексный метод лечения наркологической, алкогольной и игровой зависимости. Снятие психологической зависимости зависит от трех составляющих: работы доктора, работы его пациента и поддержки близких людей.

Наркомания и алкоголизм – болезнь всей семьи. Наркологическая клиника доктора Василенко поможет родственникам и близким наркозависимого побороть в себе созависимость. Наши врачи проводят психотерапевтические сеансы с созависимыми, помогают выяснить причины и следствия их поведения, объясняют, как бороться с таким неправильным поведением, дают установку на здоровое будущее.

Один день из жизни пациента центра Василенко

Мое утро начинается с подъема в 9 утра. Затем мы завтракаем в своих палатах.

С 10.30 начинается родительская группа. Наши сопровождающие отправляются на сеанс психотерапии. Тем временем я отправляюсь на лечебный массаж или лазеротерапию. Эти сеансы помогают мне справиться с мышечными болями и немного вернуть тело к жизни. Массаж ускоряет восстановление функций органов, а лазеротерапия стимулирует биологические процессы в моем организме и иммунную систему.

После обеда в час дня, меня отправляют на иглорефлексотерапию. Проще говоря на сеанс акупунктуры. Доктор выбирает особые точки на моем теле, затем стимулирует их специальными иглами. Малоприятная процедура, но помогает снять боль лучше любого медицинского препарата.

Затем я отправляюсь к психотерапевту. Беседы с ним помогают мне вернуться к реальности, понять кто я, научиться заново верить в себя и строить планы на свое будущее без наркотиков. Я посещаю индивидуальные и групповые сеансы психотерапии в течение дня.

Два раза в неделю я хожу на сеанс криотерапии. Максимально низкая температура криосауны заставляет мой организм реагировать всеми своими адаптационными механизмами. Это лучшее средство борьбы с ломкой. Боль в мышцах и суставах становится меньше, появляется чувство бодрости, кожа становится более упругой, начинается процесс восстановления органов, нормализуется сон.

Еще мы ходим на йогу. Йога – замечательный способ вернуть душевное равновесие, лучше познать себя и свои возможности.

Ближе к вечеру начинается подготовка к основному этапу моего лечения от наркомании. Например, холотропное дыхание. Это особая техника ускоренного и глубокого дыхания, которая помогает достичь состояния измененного сознания, в котором врач клиники помогает нам проработать наши внутренние конфликты, разрешить кризисы. Это мощный немедикаментозный способ борьбы с наркоманией.

Ну и конечно же после ужина – вечерние сеансы с Виталием Ивановичем! Он проводит сеансы стресс шоковой терапии вот уже больше 20 лет. Он спас не одну жизнь! Метод жесткий, но действенный. С помощью гипноза мы заново переживаем тот ужас, который пережили и причинили своим родным. Виталий Иванович внушает стойкое отвращение к наркотику и алкоголю. Отношение начинает меняться с первого сеанса, и с каждым последующим одна лишь мысль о наркотике вызывает рвотный рефлекс, дикий страх и ненависть.

Скрыть текст