Отзыв о лечении наркомании от пациента из Чехии

Вероника

55 лет

Чехия, г. Брно

-    Здравствуйте. Я мама одного из пациентов, здесь в клинике Василенко. Молодого человека, который попал сюда, в общем-то, по нашему настоянию. Я имею очень хорошего сына, доброго, умного, но, к сожалению, он попал в беду. И в эту беду мы попали вместе с ним. Это большое горе в семье; это, в первую очередь, беспомощность родителей, это стыд. И самое страшное это то, что начинаешь понимать, что это прямая дорога к смерти своего ребенка. Когда в такой ситуации оказываешься, то не знаешь куда бежать, к кому обратиться за помощью и где искать спасения в этой ситуации. Мы живем в одной из европейских стран, и, в принципе, там молодежь совершенно свободно употребляет наркотики, курит траву и с этим ничего нельзя сделать, потому что это вполне узаконено. Там это не лечат, то есть человек должен довести себя до какого-нибудь преступления, чтобы его насильно поселили в клинику. Но эта клиника как дурдом, где все закрыто, мягкие стены. Ему просто не дают каких-то наркотиков, а делают успокоительные инъекции, то есть лечения никакого. То, что мой сын согласился сюда приехать и то, что мы сюда доехали, для нас это было огромным чудом. Самым настоящим чудом. Знаете, такое слово существует «самовоскрешение». Так вот, я считаю, что именно здесь в клинике наших детей приводят в такое состояние, когда они начинают соответствовать этому слову и самовоскрешаться. Здесь их учат быть здоровыми. Здесь их учат хотеть жить дальше, и жить счастливо, иметь здоровье и иметь какое-то будущее,  какие-то перспективы. Мы знаем, что в каждом человеке находится огромный, разумный мир и его нужно восстановить, либо пробудить. Особенно у таких молодых людей, у которых этот разум замутнен наркотиками либо алкоголем. Это происходит на каждом сеансе, при каждой беседе, при каждых лекциях либо фильмах. И это пробуждение очень сильно на них действует. Они начинают хотеть жить. А это самое главное. Для меня, как для мамы, это было самое главное. Особенно хочется сказать о персонале этой клиники. Это вообще удивительные люди, от них идет такая какая-то добрая, светлая энергия, которая заставляет поверить не только в наших детей, в какое-то будущее для них,  но и мамам дают какой-то покой. Мало того, что покой, так мам здесь учат, как жить дальше с нашими такими близкими. И учат не просто лекциями, а учат тренингами, различными примерами, и мамы отсюда, и жены, кстати,  выходят совершенно другими. Мы уже не будем делать тех опекунских ошибок, которые мы делали до того, и которые тоже способствовали такому поведению наших детей. Ну, и особенно хочу остановиться на личности Виталия Ивановича Василенко. Это сила, это мощь, это мастерство и талант, это мудрость. Этот список слов был бы нескончаем. Это человек, перед которым я склоняю голову. Благодарю за все безмерно и хочу, чтобы ему дальше Бог помогал, оберегал, давал здоровья, долголетия, и чтобы он еще долгие годы мог  помогать вот этим вот заблудшим  душам в нашем тяжелом мире.  Поэтому всем огромное спасибо.  И наставления матерям, женам, которые привезут сюда своих близких – не бойтесь, а приезжайте сюда с большой открытой душой и надеждами, что именно здесь вы найдете то, что вы ищите и пока не можете найти. 
-    У вас это получилось?
-    Да. Я уезжаю с большой надеждой. Я видела результаты многих ребят, которые были. Мы были здесь больше месяца и у моего сына совершенно другие глаза, совершенно другие мысли. И, вы знаете, наверное,  здесь он научился говорить родителям «Спасибо». А это дорогого стоит.
-    Вы рассказывали, как сложно вы его везли. С каким настроением вы ехали?
-    Ехали с большими страхами и переживаниями. Почему я и сказала, когда мы здесь очутились - это было чудом, потому что я не знала, довезу ли я его до самолета; с самолета я не знала довезу ли я его до поезда;  с поезда – довезу ли я его до клиники. Потому что его поведение было  последствием наркотиков, это были психи, постоянное состояние на грани скандала, и на грани его ухода.
-    Когда вы его довезли, что вас встретило тут?
-    Он считал, что здесь будет 5-звездочный отель и «all inclusive». Поэтому когда он увидел людей в белых халатах, то здесь у нас был, конечно, взрыв: «Куда ты меня привезла?! Это же клиника!». Два дня, конечно, было очень тяжело. Не хотел идти на контакт, не хотел делать процедуры, но благодаря этим исключительным докторам, их, так сказать, большой практике, как с этими людьми поступать, что им нужно сказать. То есть такие волшебные ключевые слова, которые  сразу погасили это все, которые привели его в чувства. Он начал понимать, что он болен, и что именно сюда ему нужно было прийти и остаться. Только здесь ему помогут. То есть раньше он не осознавал себя больным либо зависимым.
-    В чем вы видите исключительность именно нашей клиники? Чем она не похожа на другие, если у вас есть опыт?
-    Опыта у меня никакого нет. Мы приехали сюда, как говорится, «Вела рука судьбы», чего-то высшего. Но перед этим я смотрела по Интернету другие клиники. То есть чисто информационно, то, что находится в Интернете. Мне не понравилось то, как сейчас лечат в других заведениях, когда дают им малые дозы наркотиков для поддержания. Мы это сразу отвергли, мы, я имею в виду родители. Очень жесткие есть клиники. Я даже не могу назвать их клиниками, это как тюрьмы. Их оставляют там и относятся очень жестко. Они же больны, они так же требуют заботы, они также требуют доброе слово. А когда из них капельницами вымывают остатки этой всей химии, то они как голые люди на площади. Они не знают куда идти, как им себя вести, что им нужно. То есть в такой ситуации… Я думаю, что по какой дороге их направят, то такими они и станут. Представьте, если бы они после этого попали бы в секту, они бы там и остались. Представьте, если бы они попали в такие тюремные условия, они бы так и остались такими злыми, озлобленными, темными личностями, душами, потому что они бы думали, что так нужно. И вот, когда они попали сюда, то тут не о чем говорить. Это инъекции добра, заботы и самое главное, правильных наставлений. Им показывают, как будет, если они прекратят употреблять наркотики или алкоголь. Показывают перспективы и показывают тот ужас, в котором они находились. То есть они вынуждены  сами решать свой путь и свой выбор. Это очень важно, когда их не заставляют, а когда они сами это делают. 
-    Каким вы видите своего сына сейчас?
-    Успокоенным, целенаправленным, способным говорить «прости». Это очень важно. Способность благодарить, это тоже очень важно, потому что до того все принималось как должное. А теперь за каждую помытую ложку для него он говорит «Спасибо».
-    Что бы вы могли сказать, еще раз, родителям, мамам, женам?
-    Только одно. Не ждите. Как говорят многие врачи, что они должны упасть на самое дно и потом оттолкнуться и всплыть. Это не правда. Мой сын был не до такой степени опущенный. Он был просто где-то посередине вот этой дороги. И я считаю, что очень хорошо, что я достучалась, может быть, где-то подловила момент, чтобы его уговорить приехать сюда в клинику. Но не надо ждать до тех пор, когда у них уже начинается гепатит, ВИЧ, цирроз и все остальное. До этого не доводите, если вы любите своих детей. Привозите их, когда они еще здоровы, когда можно действительно что-то исправить, чтобы они имели в дальнейшем здоровую семью и здоровых детей.
-    Как вы сейчас себя эмоционально чувствуете?
-    Чувствую обновленной. Чувствую, что буду жить тоже свою жизнь. Чувствую, что мой сын тоже будет в этом помогать, только мне надо быть очень осторожной, чтобы не скатиться до того поведения мамочки, которое у меня было до этого. 
-    А в чем вы видите свои ошибки?
-    В большой опеке, прежде всего. Мы их растили «своими сыночками», а нужно было растить мужчинами.
-    Вы сейчас чувствуете, вам хватит силы и энергии отойти от него на достаточное расстояние?
-    Думаю, что у меня бы хватило, но он пока не отойдет, это 100 %. Но буду его держать на каком-то отдалении, буду стараться держать, конечно. Чтобы он нашел себе семью и мог самостоятельно жить. Естественно, какая-то помощь будет. Это все, так сказать, в процессе.
-    Спасибо вам за добрые слова. Каждый человек, который уехал из нашей клиники выздоровевшим, доставляет нам веру в то, что мы идем по правильному пути и правильно лечим, результаты великолепные. Приезжайте к нам в гости.
-    Не хотелось бы приезжать по тому же поводу, но если у меня появятся на моем пути люди, которые нуждаются в этом, то я обязательно привезу их или направлю. Потому что там, где мы живем, это нереально, эти молодые люди погибают просто сотнями и тысячами. И погибают при чем никому не нужные. Ни родителям, у них там менталитет такой, что вырастили, вот, кстати, и отправили. И если ты выбрал наркотики, ну что ж, это твой путь. Очень мало родителей, которые как бы могут себе позволить заниматься своими взрослыми, но в мозгах еще такими детьми. И вот это тоже является очень таким большим минусом нашей западной, так сказать, «красивой» системы, куда мы все стремимся. То есть наши родители далеко не их родители.
-    А наши родители чем так отличаются? Любовью и заботой?
-    Любовью, заботой, и скорее всего, ответственностью большой. А там, школу закончили и на все четыре стороны. Естественно, не помогут ни финансово, это исключено. Но ужас в том, что, наверное, и морально.
-    Вот вы говорите об ответственности. Вы – сверхответственны, ребята – безответственны. Как эту середину золотую вы сейчас видите?
-    Вы знаете, перекос был во всем. И в сильно большой ответственности родителей за них, и в сильной безответственности их. Сейчас мы пытаемся это сбалансировать. То есть они понимают их ответственность,  стали понимать это здесь, в чем их ответственность перед родителями, перед собой, перед жизнью вообще. А мы начали понимать, родители, что надо немножко поумерить опеку и больше направлять, советовать . Но раньше и советов они не слышали, а теперь прислушиваются. То есть здесь получается такой баланс, который мы должны до конца сделать.
-     Вы говорите «Мы». «Я».
-    «Мы», я имею ввиду, что и он со своей стороны и я. То есть это работа в двух направлениях. Он со своей стороны, я со своей стороны должны прийти к какой-то точке, где будет гармония.
-    Вы сегодня уезжаете.
-    Мы сегодня уезжаем, через 2 часа. Конечно, уезжаем с очень теплыми чувствами о том времени, которое мы здесь провели, о тех людях, которых здесь увидели, о клинике. Кстати, о клинике не сказала. Очень хорошие условия, очень хорошая обстановка, очень хороший город. Палаты на 2 человека: на лечащегося и на сопровождающего. Есть палаты, где есть душ, туалет в комнате. Есть палаты, которые чуть дешевле, но все те же условия на этаже. Телевизор, холодильник везде. Прекрасные условия, действительно находишься как в нормальном в 4-3-звездочном отеле. Поэтому не бойтесь. Питание тоже хорошее. Кому не будет хватать, это в центре города находится, море магазинов, море кафе. Можете себе заказать то, что хотите. То есть выход свободный. Никто никому не препятствует. Но выход свободный пациента и сопровождающего. Одних их не пускают. Но мы всем очень довольны. По субботам и воскресеньям ребята делают шашлыки, вместе обедают либо ужинают. Причем, не бойтесь этого общения, потому что в этом общении они очень много слышат плохого о смертях тех, кто, так сказать, закончил плохо. Они слышат очень много хорошего о тех, кто создал новые семьи и деток, имеет и все остальное. Это как инъекции от наркомании. Здесь все продумано.
-    А приезжают ребята, которые уже прошли лечение достаточно давно. Вы таких встречали тут?
-    Есть такие, которые возвращались; есть такие, которые добровольно возвращались, чувствую, что они еще не готовы, они приезжали переподшиваться. Как говориться, чтобы не довести до греха. Ну и есть такие, конечно, которым не помогает. Скажу вам сразу, это особый сорт людей. Не буду о них говорить, но есть и такие, во всех временах и во всех культурах. Поэтому не ориентируйтесь на них, думайте о том, что ваш ребенок, ваш муж или ваша дочь именно из того процента, которые выздоровеют. Обязательно выздоровеют. Ваша вера в это должна вам помогать.
-    Спасибо вам большое.
-    И я благодарю абсолютно всех, кто принимал участие в нашем лечении, в нашем становлении, в нашем прозрении. И дай Бог вам всем здоровья.
-    Вот вы говорите, что обычно все клиники настроены на лечение человека, который попал в зависимость. Вы так упомянули о работе с родителями. Считаете ли вы важным аспектом в выздоровлении?
-    Меня поразил тот фильм, где с детьми… Марина.. Это как бы предварительная подготовка, которую действительно должны проходить в школах, при чем не в старших классах, а может даже в средних. Когда дети уже начинают понимать что это. Я считаю, что с 10-12 лет это массово должно проходить везде, на всех языках мира. Но тут другой вопрос, запустят ли такую всеобщую программу? Сейчас родитель должен понимать, что ему это нужно, что его детям это нужно. И естественно самому учиться, самому быть грамотным и просвещенным. Потому что это сейчас мне так хорошо говорить, а месяц назад я еще не знала.
-    Почему сейчас вам так легко говорить?
-    Потому что я узнала очень много информации, которой я не знала, и неоткуда было взять. Мы же в этой отрасли, я имею в виду родители, просто неграмотные.
-    Вам удалось эту неграмотность свою победить?
-    Конечно. Мало того, очень много было рекомендаций, какую литературу почитать, кроме того, что были лекции, тренинги и все остальное. Честно скажу, увожу с собой чемодан книг. Потому что пока сын лечился, проходил процедуры, тоже прочитала море книг и сейчас считаю себя очень грамотной в этом вопросе, и могу порекомендовать родителям, либо каким-то нуждающимся тоже такую информацию. До этого у меня была пустота в этой отрасли.
-    Спасибо вам большое. Рады тому, что мы помогли вашему сыну, помогли вам. Большое спасибо.

 

Еще отзывы

  • Катя
    35 лет

    Наша пациентка Катя из города Чернигов, употребляла опиумные наркотики 4 года. Ее мать нашла наш центр в Интернете. Ранее Катя лечилась в наркологических клиниках, но результата это не принесло. Наркотик полностью поглотил больную...

    Читать дальше
  • Алексей
    39 лет

    Алексей живет в Киевской области. Обратился в центр имени доктора Василенко из-за алкоголизма. Долгое время находился в жестком запое. В день мог выпить больше одного литра алкоголя. И так на протяжении года. После тщетных попыто...

    Читать дальше
  • Андрей
    38 лет

    Супруги Андрей и Светлана обратились к нам в центр из-за наркотической зависимости Андрея. Это длилось два года, семья почти распалась. Но жена не сдалась, собрала волю в кулак и практически насильно заставила мужа приехать к нам ...

    Читать дальше
  • Татьяна
    60 лет

    Татьяна с сыном вернулись к нам в клинику спустя три месяца. Так как был очень длительный период употребления наркотика, врачи порекомендовали приехать на подкрепление. Они ехали в центр как во второй дом. Лечение прошло благополу...

    Читать дальше
  • Александра
    48 лет

    «Я здесь как в санатории, не хватает только моря» говорит Александра - мама нашего пациента. В первый же день сеанс гипноза очень его впечатлил, что не осталось никаких сомнений в выздоровлении. Он поверил, что уедет отсюда свобод...

    Читать дальше
  • Михаил
    36 лет

    Никто не верил в Михаила, что он преодолеет наркотик, даже он сам потерял веру. Многие говорили ему не ехать в клинику, но никакие оскорбления и отговоры не остановили его, Михаил приехал к нам и за четыре недели кардинально измен...

    Читать дальше
  • Татьяна
    60 лет

    Татьяна со своим сыном прошли ряд реабилитационных центров, но результат был очень коротким, такая себе передышка и отдых перед следующим забегом. Зависимость длилась около 15 лет. Два брака и родившаяся дочь, не помогли избавитьс...

    Читать дальше
  • Анна
    35 лет

    Анна из Харькова обратилась к нам в отчаянии. Ее отказывались лечить во многих городах. Но она нашла в себе силы и обратилась в клинику доктора Василенко, где ее приняли, и помогли отказаться от наркотика.

    Читать дальше
  • Юлия
    33 года

    Виталий Иванович,здравствуйте!Очень рада вас видеть у себя в друзьях. Может вы меня и не помните,и всё же хочу сказать вам огромное спасибо!

    Читать дальше